Договоры возмездного оказания услуг: система понятие предмет - Скачать бесплатно дипломные, курсовые работы, презентации и рефераты

Страница 1 из 11
Скачать бесплатно » Курсовые работы, рефераты » Гражданское право РФ » Договоры возмездного оказания услуг: система понятие предмет (Дипломная работа (2011))
Договоры возмездного оказания услуг: система понятие предмет
Скачать файлы
Содержание
Введение
Глава 1. ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ ДОГОВОРА ВОЗМЕЗДНОГО ОКАЗАНИЯ УСЛУГ
1.1 Понятие договора возмездного оказания услуг
1.2 Права и обязанности исполнителя
1.3 Права и обязанности заказчика
Глава 2. СИСТЕМА ДОГОВОРОВ ВОЗМЕЗДНОГО ОКАЗАНИЯ УСЛУГ
2.1 Направленность договора как системный признак
2.2 Субъективные особенности договора как системные признаки
2.3 Предмет договора как системный признак
2.4 Возмездность договора как системный признак
Глава 3. ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ ДОГОВОРОВ ВОЗМЕЗДНОГО ОКАЗАНИЯ УСЛУГ
3.1 Договоры об оказании услуг связи
3.2 Договоры об оказании медицинских услуг и услуг социального характера
3.3 Договоры об оказании аудиторских услуг
3.4 Договор об оказании правовых услуг
3.5 Договор об оказании туристско-экскурсионных услуг
3.6 Договор об оказании услуг общественного питания
3.7 Договор об оказании гостиничных услуг
Заключение
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК


Введение
Актуальность темы исследования объясняется тем, что сейчас данный договор, которому посвящена гл. 39 ГК, занимает все более заметное место в системе обязательственных отношений. Объясняется это несколькими причинами. Первая из них состоит в неразрывной связи с достаточно широким закреплением категории услуг в части первой ГК. Вторая — вслед за регламентацией соответствующих договорных отношений, в упомянутой главе в части второй ГК содержится ряд других глав, в которых также сосредоточено регулирование возмездных услуг. И, наконец, третья — правила главы следуют за обширным нормативным материалом об отношениях подрядного типа, причем в ней (ст. 783 ГК) предусматривается возможность применения к договорам возмездного оказания услуг не только общих положений о подряде, но и ряда установлений о бытовом подряде.
В настоящее время договоры возмездного оказания услуг занимают все более заметное место в системе обязательственных отношений. В связи с этим возникает необходимость анализа места обязательств по возмездному оказанию услуг в системе гражданско-правовых договоров. Правоотношения по договору возмездного оказания услуг регламентированы Главой 39 Гражданского кодекса Российской Федерации (в дальнейшем ГК РФ).
Глава 39 является одной из самых незначительных по объему глав Кодекса, посвященных договорам: в ней всего пять статей (ст. 779-83). Количество специального нормативного материала в Кодексе отнюдь не соответствует значимости договоров на возмездное оказание услуг. Отмеченное обстоятельство (минимальный объем нормативного материала) объясняется самим характером соответствующей главы и занимаемым ею местом в системе договорного права. ГК в действительности содержит довольно большое количество статей, имеющих своим предметом отношения по оказанию услуг и по своей правовой характеристике совпадающих с той, которая может быть дана «возмездному оказанию услуг».
Любая наука на определенном этапе своего развития приходит к необходимости систематизации накопленных знаний. Построение знаний по системным принципам способствует глубокому познанию объективной сущности окружающего мира. Правильно выстроенная система вскрывает наиболее значимые сходства и различия между входящими в нее элементами и, как следствие, способствует тому, чтобы наши представления об окружающем мире в наибольшей степени соответствовали его истинному содержанию.
Все сказанное в полной мере относится к формированию системы гражданских договоров. Исследование всех договоров в качестве единой системы позволяет рассматривать договоры не как разрозненную массу отдельных видов договоров, а как определенную их совокупность, обладающую внутренней целостной структурой. Системное исследование позволяет понять, что объединяет все договоры в единое целое и что в рамках этого единого целого разграничивает их между собой.
Объектом исследования, является правовой институт договора возмездного оказания услуг.
Предметом настоящего исследования являются нормативные правовые акты, монографические источники, материалы судебной практики и периодических изданий.
Исходя из актуальности проблемы договора возмездного оказания услуг на современном этапе, целью дипломной работы является исследование сущности договора возмездного оказания услуг в целом, и особенностей данного договора в частности. Для достижения поставленной цели были сформулированы следующие задачи: а) раскрыть понятие и содержание договора возмездного оказания услуг; б) проанализировать систему договоров возмездного оказания услуг; в) рассмотреть отдельные виды договора возмездного оказания услуг.
Задачи исследования определяют его структуру.
Методологической основой исследования являются сравнительно-правовой и историко-правовой методы в сочетании с комплексным и системным анализом исследуемых отношений.
При написании работы использовалось действующее гражданское законодательство, комментарии к нему, учебная и научная литература (например, Романец Ю.В., «Система договоров в гражданском праве России»; Ситдиковой Л.Б., «Правовое регулирование отношений по возмездному оказанию услуг») и материалы судебной практики.


Глава 1. ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ ДОГОВОРА ВОЗМЕЗДНОГО ОКАЗАНИЯ УСЛУГ
1.1 Понятие договора возмездного оказания услуг

Договор возмездного оказания услуг - это соглашение, в силу которого исполнитель услуг (услугодатель) обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги (ст. 779 ГК РФ).
Договор возмездного оказания услуг заключается на определенный срок или без указания срока. По юридической природе данный договор:
- консенсуальный;
- возмездный;
- двусторонний.
Субъектами договора по возмездному оказанию услуг являются исполнитель (услугодатель) и заказчик (услугополучатель). ГК РФ не предъявляет специальных требований к правовому статусу заказчика и услугодателя. Ими могут быть любые субъекты гражданских правоотношений. Однако для оказания отдельных видов услуг устанавливаются специальные правила. Деятельность по оказанию услуг связи, медицинских, аудиторских и отдельных иных видов подлежит обязательному лицензированию. При этом лицензируется деятельность не только юридических лиц, но и физических лиц, оказывающих соответствующие платные услуги. Одним из необходимых условий получения лицензии, как правило, является наличие высшего образования в соответствующей области и стажа работы по специальности. При этом наличие лицензии еще не гарантирует того, что заказчика удовлетворит та деятельность, которую ему предложит исполнитель. Поскольку в обязательствах по оказанию услуг результат неотделим от деятельности исполнителя, а процесс потребления услуги осуществляется, как правило, в момент ее оказания, важнейшее значение имеет и личность самого исполнителя, его индивидуальные данные, опыт, профессионализм, знания и т. п. Поэтому в виде общего правила в ст. 780 ГК РФ предусмотрена обязанность личного исполнения обязательства по оказанию услуг. В то же время обязательство по оказанию услуг не приобретает лично-доверительного характера, поскольку в отношениях заказчика и исполнителя может и не быть никакой личной связи. Главное заключается в том, что заказчика интересует не услуга как таковая, а услуга, оказываемая именно данным конкретным специалистом. Вследствие тесной связанности процесса исполнения, его результата и качества предоставляемой услуги обязанность личного исполнения носит характер общего правила. Например, Правилами предоставления платных медицинских услуг населению предусмотрено право услугополучателя потребовать оказания ему услуги другим специалистом (п. 17 Правил). Это не означает, что во всех возмездных отношениях по оказанию услуг исполнитель обязывается к личному исполнению. Существуют некоторые обязательства, в которых личное исполнение не имеет значения. Например, деятельность музея не может быть сведена к личному исполнению, поскольку услуга предоставляется в виде деятельности организации в целом, а не отдельного работника. Кроме того, заказчик, заключая договор с юридическим лицом, может оговорить исполнение обязательства конкретным специалистом либо согласиться с исполнением любым квалифицированным специалистом, которого выберет руководитель организации.
При этом термин «личное исполнение» и связывается обычно с деятельностью физических лиц, определенные обязанности возлагаются и на юридическое лицо. Это означает, что при обращении за какой-либо услугой к юридическому лицу заказчик принимает во внимание степень известности, солидности и авторитетности фирмы. Таким образом, его интересует, чтобы услуга была оказана именно данным юридическим лицом. Это означает, что юридическое лицо вправе прибегать к использованию любых специалистов, как собственных, так и привлеченных, однако перевод долга либо иной способ перемены лиц на стороне исполнителя в обязательствах возмездного оказания услуг, по общему правилу, не допускается.
Предметом договора возмездного оказания услуг являются нематериальные услуги. Необходимо различать результат деятельности исполнителя, т. е. собственно услугу, и тот результат, которого желает достичь заказчик посредством услуги. Таким образом, неотъемлемым условием обязательства по оказанию услуг является невозможность гарантировать достижение полезного эффекта деятельности услугодателя. Такой результат лежит вне пределов обязательственного отношения.
Необходимо отграничивать от обязательств по оказанию услуг такие отношения, в которых деятельность услугодателя получает какое-либо овеществленное выражение, существующее отдельно от деятельности исполнителя. Например, консультация аудиторской фирмы, предоставляемая в устной форме, будет охватываться отношениями по оказанию услуг, а письменное заключение той же аудиторской фирмы должно регулироваться нормами о договоре подряда, поскольку наличие вещного результата — письменного заключения определяет предмет обязательства как выполнение работы по написанию письменного заключения.
Несколько иная позиция высказана в Информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 сентября 1999 г. № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг».
Цена в договоре услуг не определяется законодательными актами. Существует ряд документов в виде тарифов, прейскурантов и т. п., которые, как правило, исходят непосредственно от исполнителя.
Срок исполнения договора возмездного оказания услуг определяется по соглашению сторон. Закон не содержит специальных правил о сроке действия договора возмездного оказания услуг, но его определение имеет существенное значение. Например, если не определены время и место оказания информационных услуг, способ их доведения до сведения заказчика, то услугодатель не может исполнить соответствующую обязанность, поскольку заказчик не сможет ее потребить.


1.2 Права и обязанности исполнителя
В соответствии со ст. 779 ГК РФ основной обязанностью исполнителя является оказание по заданию заказчика услуги (услуг). В отличие от подрядчика исполнитель оказывает услуги заказчику не за свой риск. В связи с этим положения ст. 705 ГК РФ не могут применяться к договору возмездного оказания услуг. Это объясняется спецификой результата услуги, который носит нематериальный характер. Риск невозможности исполнения договора возмездного оказания услуг согласно п. 3 ст. 781 ГК РФ, т. е. невозможность исполнения, возникшая по обстоятельствам, за которые ни одна из сторон не отвечает, по общему правилу несет заказчик. Он обязан в этом случае возместить исполнителю фактически понесенные им расходы, если иное не предусмотрено законом или договором возмездного оказания услуг.
Учитывая специфические особенности результата услуги, отсутствует необходимость специального регулирования вопроса о риске в отношении имущества, использовавшегося для ее оказания. Риск его случайной гибели или повреждения в соответствии со ст. 211 ГК РФ несет его собственник, если иное не предусмотрено законом или договором.
Поскольку услуги оказываются исполнителем по заданию заказчика, к их отношениям по договору возмездного оказания услуг может за отдельными изъятиями применяться ст. 716 ГК РФ. Поэтому, исполнитель обязан незамедлительно предупредить заказчика и до получения от него указаний приостановить оказание услуги, если им будут обнаружены, либо возможные неблагоприятные для заказчика последствия выполнения его указаний о способе оказания услуги, либо иные, не зависящие от исполнителя обстоятельства, которые грозят достижению результата услуги или создают невозможность завершения ее оказания в срок.
Исполнитель, не предупредивший заказчика об этих обстоятельствах или продолживший оказание услуги, не дожидаясь истечения указанного в договоре срока (а при его отсутствии — разумного срока для ответа на предупреждение) либо, несмотря на своевременное указание заказчика о прекращении оказания услуги, не вправе при предъявлении к нему или им к заказчику соответствующих требований ссылаться на указанные обстоятельства.
Если заказчик, несмотря на своевременное и обоснованное предупреждение со стороны исполнителя об указанных обстоятельствах, в разумный срок не изменит указаний о способе оказания услуги или не примет других необходимых мер для устранения обстоятельств, грозящих достижению ее результата, исполнитель вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных его прекращением убытков.
Качество оказываемой услуги представляет собой важнейшую характеристику предмета договора возмездного оказания услуг. Следовательно, в случаях, когда услуга оказана с отступлениями от условий договора или с иными недостатками, которые делают результат ее оказания непригодным для предусмотренного в договоре использования либо при отсутствии в договоре соответствующего условия непригодности для обычного использования, заказчику предоставляется ряд возможностей, обеспечивающих надлежащее качество оказываемых услуг.
С учетом специфики услуг в случае некачественного их оказания могут применяться некоторые последствия, указанные в ст. 723 ГК РФ. Заказчик вправе, если иное не установлено законом или договором, по своему выбору потребовать от исполнителя:
• либо соразмерного уменьшения установленной за оказание услуги цены;
• либо безвозмездного оказания услуги заново с возмещением заказчику причиненных просрочкой исполнения убытков.
Что касается требований безвозмездного устранения недостатков в разумный срок либо возмещения расходов заказчика на устранение недостатков, когда его право устранять их предусмотрено в договоре, то они могут применяться только в отдельных случаях. Это связано с существованием возможности устранить отступления от условий договора в ходе оказания услуги. Поэтому предоставление заказчику ошибочной консультации или искаженной, недостоверной информации не позволяет, в силу того что заказчик получает представление об этом только после завершения оказания услуги, применить к этим видам услуг рассматриваемые последствия.
Если отступления от условий договора возмездного оказания услуг или иные недостатки результата оказанной услуги в установленный заказчиком разумный срок не были устранены, либо являются существенными, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных убытков. Следовательно, так же, как и по договору подряда, последствия ненадлежащего качества результата оказанных услуг в договоре возмездного оказания услуг различаются в зависимости от характера обнаруженных недостатков. В случае, когда недостатки не являются существенными (простые недостатки), закон предоставляет заказчику право воспользоваться одной из мер оперативного воздействия, перечисленных в п. 1 ст. 723 ГК РФ. Поэтому если заказчик обнаруживает существенные недостатки, наличие которых не позволяет достигнуть цели договора возмездного оказания услуг, ему предоставляется право на возмещение причиненных убытков, т. е. возможность применения к подрядчику мер имущественной ответственности. Как в отношении договора подряда, так и в отношении договора возмездного оказания услуг закон признает возможность согласования сторонами условий об освобождении исполнителя от ответственности за определенные недостатки. Однако действие п. 4 ст. 723 ГК РФ полностью распространяется на отношения между исполнителем и заказчиком по договору возмездного оказания услуг.
Поскольку, как отмечалось ранее, на некоторые виды услуг могут устанавливаться законные или договорные гарантии, правила о сроках предъявления заказчиком требований, связанных с ненадлежащим качеством результата услуги, установленные ст. 724 ГК РФ, также распространяются на отношения по возмездному оказанию услуг.
В связи с особенностью предмета исполнения по договору возмездного оказания услуг, следует отметить, что согласно ст. 725 ГК РФ срок исковой давности для требований, предъявляемых в связи с ненадлежащим качеством результата любой услуги, всегда составляет один год, т. е. является сокращенным. Однако, что касается особенностей порядка исчисления срока давности по искам о ненадлежащем качестве результата услуги, то они ничем не отличаются от установленных п. 2 и 3 ст. 725 ГК РФ.
Аналогично, как и по договору подряда, исполнитель по договору возмездного оказания услуг согласно ст. 726 ГК РФ наряду с предоставлением заказчику самого результата услуги обязан также передать ему информацию, касающуюся эксплуатации или иного использования предмета исполнения, если это предусмотрено договором, либо характер информации таков, что без нее невозможно использование результата услуги для целей, указанных в договоре. В соответствии со ст. 727 ГК РФ сторона, получившая от другой благодаря исполнению своего обязательства по договору возмездного оказания услуг информацию о новых решениях и технических знаниях, в том числе не защищаемых законом, а также сведения, которые могут рассматриваться как коммерческая тайна (ст. 139 ГК РФ), не вправе сообщать ее третьим лицам без согласия другой стороны. Порядок и условия пользования такой информацией определяются соглашением сторон.


1.3 Права и обязанности заказчика
Основной обязанностью заказчика, как это вытекает из ст. 779 ГК РФ, является необходимость оплаты оказанной услуги. Оплата услуг исполнителя согласно ст. 781 ГК РФ осуществляется заказчиком в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг.
Услуги оказываются исполнителем в соответствии с заданием заказчика, последнему предоставляется право во всякое время проверять ход и качество оказываемых услуг, не вмешиваясь, однако, в оперативно- хозяйственную деятельность исполнителя (ст. 715 ГК РФ). Поэтому, заказчик по договору возмездного оказания услуг, так же как и по договору подряда, имеет возможность влиять на ход оказания услуг и, соответственно, на полученный результат.
Если исполнитель не приступает своевременно к исполнению договора возмездного оказания услуг или оказывает услуги настолько медленно, что исполнение их к сроку становится явно невозможным, заказчик приобретает право отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных ему убытков.
В случае если в процессе оказания услуг исполнителем заказчику станет очевидным, что они не будут выполнены надлежащим образом, заказчик вправе назначить исполнителю разумный срок для устранения недостатков. При невыполнении исполнителем в назначенный срок этого требования заказчику также предоставляется право отказаться от договора возмездного оказания услуг и потребовать возмещения убытков либо поручить оказание услуг другому лицу за счет исполнителя.
Заказчик обязан в случаях, в объеме и в порядке, предусмотренных договором возмездного оказания услуг, оказывать исполнителю содействие в оказании услуг. При неисполнении им данной обязанности исполнитель вправе требовать возмещения причиненных убытков, включая дополнительные издержки, вызванные простоем, либо перенесения сроков оказания услуг, либо увеличения указанной в договоре цены услуг (ст. 718 ГК РФ). При этом согласно п. 2 ст. 781 ГК РФ в случаях, когда невозможность исполнения возникла по вине заказчика, услуги подлежат оплате в полном объеме, если иное не предусмотрено законом или договором возмездного оказания услуг.
Договор возмездного оказания услуг, как и договор подряда, по своей юридической природе является двусторонним, поэтому к нему применяются последствия неисполнения заказчиком встречных обязанностей по договору (ст. 719 ГК РФ). Исполнитель вправе не приступать к оказанию услуг, а начатые действия приостановить в случаях, когда нарушение заказчиком своих обязанностей по договору возмездного оказания услуг препятствует надлежащему исполнению им договора, а также при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что исполнение указанных обязанностей не будет произведено в установленный срок. Поэтому, при наличии указанных обстоятельств исполнитель вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков, если иное не предусмотрено договором возмездного оказания услуг.
Согласно ст. 782 ГК РФ заказчику предоставляется право на односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. В отличие от этого исполнитель имеет право отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг только при условии полного возмещения заказчику убытков.
В соответствии с тем, что исполнитель оказывает услуги, совершая определенные действия или осуществляя определенную деятельность, которая неотделима от его личности, завершение таких действий или соответствующей деятельности означает исполнение по договору. Поэтому в ст. 779 ГК РФ не указывается на обязанность заказчика по принятию результата услуги. В законе нет указаний относительно обязанности исполнителя сдать заказчику результат услуги. Из этого можно сделать вывод, что порядок приемки, подробно урегулированный п. 1, 6, 7 ст. 720 ГК РФ, не применяется к отношениям сторон договора возмездного оказания услуг, поскольку противоречит особенностям предмета этого договора.
В связи с тем заказчик по завершении оказания услуг должен оценивать полученный исполнителем результат. При обнаружении отступлений от договора, ухудшающих результат оказания услуги, или иных недостатков он должен немедленно заявить об этом исполнителю. Заказчик, обнаруживший недостатки в полученном от исполнителя результате услуги в момент ее окончания, имеет право ссылаться на них только в тех случаях, когда они были оговорены им либо стороны пришли к соглашению о возможности последующего предъявления требования об их устранении. Заказчик, не выполнивший этих требований, лишается права ссылаться на недостатки исполнения, которые могли быть установлены при обычном способе использования результата услуги (явные недостатки), если иное не предусмотрено договором возмездного оказания услуг.
При обнаружении после окончания оказания услуги отступлений от договора возмездного оказания услуг или иных недостатков, которые не могли быть установлены в момент окончания ее оказания при обычном способе использования результата услуги (скрытые недостатки), в том числе таких, которые были умышленно скрыты исполнителем, заказчик обязан известить об этом исполнителя в разумный срок после их обнаружения.
В случае возникновения между заказчиком и исполнителем спора по поводу недостатков или их причин по требованию любой из сторон договора должна быть назначена экспертиза. Расходы по проведению экспертизы несет исполнитель, за исключением случаев, когда экспертизой установлено отсутствие нарушений исполнителем договора возмездного оказания услуг или причинной связи между его действиями и обнаруженными недостатками. В таких случаях расходы по проведению экспертизы будет нести сторона, потребовавшая назначения экспертизы, а если она назначена по соглашению сторон, то расходы возлагаются на обе стороны в равных долях.

Глава 2. СИСТЕМА ДОГОВОРОВ ВОЗМЕЗДНОГО ОКАЗАНИЯ УСЛУГ
2.1 Направленность договора как системный признак

Критериями формирования системы гражданских договоров являются значимые для права признаки общественных отношений. Один из таких признаков заключается в направленности обязательства, в результате, к которому стремятся его участники. Он обусловливает различные элементы правового регулирования и, прежде всего, права и обязанности, отражающие цель правоотношения. Значимость данного системного фактора была отмечена еще И.Б. Новицким и Л.А. Лунцем, которые писали, что попытка провести классификацию обязательств не по формальным признакам, а по существу, именно в связи с целями в области обязательственного права, «представляет интерес потому, что цель действительно является чрезвычайно существенным моментом для обязательства, определяющим содержание обязательства. Цель обязательства - это удовлетворение известного интереса, которым определяется содержание обязательства. Поэтому, когда классификация оснований возникновения обязательств ставится в связь с целью обязательств, эта классификация должна получить действительно жизненный характер».
Многие ученые-юристы, классифицируя гражданские договоры, исходили из того, что именно данный признак является стержневым системным фактором. Однако не всеми он понимался одинаково. Соответственно, и классификации, проведенные по этому основанию, отличались одна от другой.
Так, М.В. Гордон, рассматривая только обязательства из договоров, выдвинул в качестве основного классификационного критерия правовую цель договора, под которой он понимал те последствия, к которым стремятся его участники. Типизация договорных отношений по правовым результатам, которые они за собою влекут, является, по мнению М.В. Гордона, их типизацией по наиболее существенному для правовой науки признаку. Принципиальная особенность классификации, предложенной М.В. Гордоном, заключается в том, что, используя системный признак правовой цели договора (его направленности), он, в частности, развел по разным группам договоры, направленные на передачу имущества в собственность и во временное пользование. Следовательно, системный признак правового результата автор непосредственно связал с возмездностью (безвозмездностью) обязательства. Так, он усматривает различие в правовой цели не только в получении имущества в собственность, с одной стороны, и в пользование, с другой, но в равной степени при получении имущества в собственность возмездно и безвозмездно. По нашему мнению позиция М.В. Гордон является обоснованной, он объединил в одну группу по признаку правового результата договоры дарения и ссуды.
О.С. Иоффе, основываясь на комбинированном критерии, включающем в себя экономические и соответствующие им юридические признаки, выделил следующие группы договоров:
1) по возмездной реализации имущества;
2) по возмездной передаче имущества в пользование;
3) по безвозмездной передаче имущества в собственность или в пользование;
4) по производству работ;
5) по оказанию услуг;
6) по перевозкам;
7) по совместной деятельности;
8) по кредиту и расчетам;
9) по страхованию.
О.А. Красавчиков, в свою очередь, отмечал, что «все отдельные виды обязательств должны быть разграничены между собой по признаку их направленности. В результате такого деления мы получим четыре больших группы обязательств: обязательства, направленные на передачу имущества; обязательства, направленные на оказание услуг; обязательства, направленные на выполнение работ; обязательства, направленные на передачу денег». В классификации, предложенной О.А. Красавчиковым, в одну группу объединены все обязательства, направленные на передачу имущества. В данной классификации для признака направленности безразлично, в собственность или в пользование передается имущество.
М.И. Брагинский и В.В. Витрянский, используя критерий «результата», разделили гражданские договоры на четыре группы: направленные, во-первых, на передачу имущества, во-вторых, на выполнение работ, в-третьих, на оказание услуг и, в-четвертых, на учреждение различных образований. Как можно заметить, в приведенной классификации, как и в классификации, предложенной О.А. Красавчиковым, в одной группе объединены все договоры, направленные на передачу имущества. В отдельных работах М.И. Брагинский уточняет и изменяет указанную классификацию.
При установлении того, какая направленность обязательства имеет нормообразующее значение, необходимо учитывать следующее.
Во-первых, фундаментальные особенности содержания договора предопределяются не просто фактическими действиями его участников, а фактическими действиями, имеющими законченную экономическую и юридическую характеристику и вследствие этого значимыми для права. Однако направленность обязательства как нормообразующий признак выражается не в основном действии обязанного лица как таковом, а в экономическом и юридическом результатах, на достижение которых направлено это действие. Это естественно, потому что применение единых норм к различным отношениям возможно лишь в том случае, когда эти отношения имеют сущностное единство, требующее отражения одинаковыми правовыми нормами. Сами по себе фактические действия, как правило, не могут быть основой для унификации, потому что они, будучи вырванными из контекста, не отражают ни экономической, ни юридической сущности правоотношения.
Данный принцип реализован в ГК РФ. Например, в договорах купли-продажи и значение разделения договоров, направленных на передачу имущества в собственность и в пользование, в полной мере проявляется в судебной практике.
Между банком и Акционерным обществом (АО) был заключен договор, согласно которому банк обязался передать в собственность АО часть своих акций, а АО в порядке оплаты акций обязалось передать банку часть своих нежилых помещений. В дальнейшем АО обратилось в арбитражный суд с иском о признании договора недействительным. При рассмотрении спора суд установил, что в договоре не указано, в собственность или в пользование передаются помещения. Предшествовавшее заключению договора и последующее поведение сторон свидетельствовало о том, что банк, заключая сделку, имел намерение получить помещения в собственность, а АО - передать их во временное пользование. Поскольку стороны не достигли соглашения о типе заключаемого договора (купля-продажа помещений или передача их в аренду), суд обоснованно признал договор незаключенным.
Во-вторых, важно учитывать, что экономический и юридический результат как сущность системного признака направленности договора не всегда выражается только в том, в собственность или в пользование передается имущество. Цель, которую преследуют стороны, вступая в договорные отношения, - явление более глубокое. Для некоторых правоотношений передача имущества в собственность, во владение или в пользование сама по себе представляет собой не цель договора, а лишь средство ее достижения. Поэтому обязательства, предусматривающие, например, передачу имущества во временное владение другому лицу, могут иметь разную направленность и, следовательно, требовать различной правовой регламентации.
В-третьих, в процессе исполнения договора стороны могут совершать действия, направленные на достижение промежуточной экономической (юридической) цели. Однако важно учитывать, что направленность обязательства, как системный признак, предопределяется только конечной целью.
Например, договоры купли-продажи и займа предусматривают передачу имущества в собственность. Тем не менее, они отличаются друг от друга по признаку направленности. Конечной целью купли-продажи является передача имущества в собственность с получением имущественного эквивалента. Цель заемного обязательства заключается в предоставлении отсрочки возврата такого же количества имущества того же рода и качества. Именно особенности конечных целей предопределяют принципиально различные конструкции содержания и иных правовых элементов рассматриваемых договоров, что отражено в нормах ГК РФ. Поэтому для объединения в одной классификационной группе договоров купли-продажи и займа, на наш взгляд, нет достаточных оснований.
В-четвертых, в качестве системного признака может рассматриваться лишь такая направленность обязательства, которая охватывается интересами всех его участников. Цель договорных действий, объективно не имеющая значения хотя бы для одной из сторон, не является основой для формирования правовых норм.
В-пятых, направленность договора необходимо отличать от поведения сторон, обусловленного неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.
В связи с этим характерным представляется следующий пример.
Между ООО и индивидуальным частным предприятием (ИЧП) был заключен договор, согласно которому ООО обязалось поставить ИЧП трубы, а ИЧП - оплатить их. Поставщик свою обязанность выполнил. Покупатель оплатил часть продукции денежными средствами. Получив трубы, он сделал из них заготовки, пригодные для использования в собственных целях. Однако в связи с тем, что денег для полной оплаты полученной продукции у него не было, он передал заготовки из труб продавцу.
В дальнейшем покупатель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с поставщика стоимости переданных ему заготовок за вычетом стоимости поставленных продавцом труб. При этом в основу расчета были положены стоимость поставленных поставщиком труб, определенная по ценам на момент их передачи, и стоимость заготовок, определенная по ценам на момент передачи заготовок. В связи с тем, что цена на трубы к моменту передачи заготовок возросла, образовалась существенная разница в стоимости труб и заготовок, в итоге предъявленная покупателем к взысканию.
Суд первой инстанции иск удовлетворил. Решение было мотивировано тем, что ИЧП передало заготовки по самостоятельному договору купли-продажи. Стоимость заготовок должна определяться по ценам, существовавшим на момент заключения договора. Сумма долга ИЧП перед ООО за трубы, поставленные по первоначальному договору, исчисленная по ценам этого договора, должна быть зачтена в счет долга ООО перед ИЧП по договору поставки заготовок.
Суд кассационной инстанции отменил решение, обоснованно указав следующее. Передача заготовок была вызвана отсутствием у ИЧП возможности оплатить полученные трубы. Поэтому данные действия необходимо рассматривать не как самостоятельную сделку, направленную на передачу имущества в собственность, а как возврат имущества при расторжении договора. Поэтому, когда покупатель возвращает поставщику имущество, полученное по договору купли-продажи, увеличение цены на это имущество за период, прошедший с момента его получения до момента его возврата, не имеет значения для взаиморасчетов при расторжении договора. То обстоятельство, что поставщику были возвращены не трубы, а заготовки из труб, не является основанием для квалификации обязательства как самостоятельного договора купли-продажи или мены. Если в период, когда имущество находилось у покупателя, он произвел улучшение этого имущества, а в дальнейшем договор купли-продажи был, расторгнут и имущество возвращено продавцу, покупатель имеет право потребовать от продавца возмещения стоимости произведенных улучшений.
Таким образом, под направленностью обязательства как системным признаком договорного права следует понимать конечные экономический и юридический результаты, на достижение которых направлены основные действия участников договора.
На наш взгляд представляется, что по признаку направленности все гражданские договоры можно разделить на семь групп:
1) договоры, направленные на передачу имущества в собственность;
2) договоры, направленные на передачу в пользование объектов гражданских прав;
3) договоры, направленные на выполнение работы или оказание услуги;
4) договоры, направленные на страхование имущественных рисков;
5) договоры, направленные на предоставление отсрочки возврата такого же количества имущества того же рода и качества или на отсрочку оплаты;
6) договоры, направленные на достижение цели, единой для всех участников (общецелевые договоры);
7) договоры, направленные на замену лица в обязательстве.
В первую группу входят договоры купли-продажи (гл. 30 ГК РФ), мены (гл. 31 ГК РФ), дарения (гл. 32 ГК РФ), ренты и пожизненного содержания с иждивением (гл. 33 ГК РФ).
Группу договоров, направленных на передачу в пользование объектов гражданских прав, составляют аренда (гл. 34 ГК РФ), наем жилого помещения (гл. 35 ГК РФ), безвозмездное пользование (гл. 36 ГК РФ) и коммерческая концессия (гл. 54 ГК РФ).
Третья группа является наиболее многочисленной. В нее включаются подряд (гл. 37 ГК РФ), выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ (гл. 38 ГК РФ), возмездное оказание услуг (гл. 39 ГК РФ), перевозка (гл. 40 ГК РФ), транспортная экспедиция (гл. 41 ГК РФ), услуги по расчетам (гл. 46 ГК РФ), хранение (гл. 47 ГК РФ), поручение (гл. 49 ГК РФ), комиссия (гл. 51 ГК РФ), агентирование (гл. 52 ГК РФ) и доверительное управление имуществом (гл. 53 ГК РФ). К этой группе можно также отнести и договор банковского счета (гл. 45 ГК РФ), поскольку наряду с заемной направленностью он предусматривает оказание специфических банковских услуг.
Четвертая группа состоит из договоров имущественного и личного страхования (гл. 48 ГК РФ). Результат страхования - защита от случайностей путем участия в общем страховом фонде - составляет специальный признак, присущий только страховому договору.
Группу договоров, направленных на предоставление отсрочки возврата такого же количества имущества того же рода и качества или на отсрочку оплаты, составляют заем и кредит (гл. 42 ГК РФ), а также банковский вклад (гл. 44 ГК РФ). Договор банковского счета, будучи своего рода узаконенным комплексным обязательством, соединяющим заем и оказание банковских услуг, также может быть включен в эту группу.
Важное место в классификации по признаку направленности занимает группа общецелевых обязательств. В отличие от всех остальных договоров участники данных правоотношений преследуют единую цель, их интересы тождественны. Направленность общецелевых договоров как нормообразующий фактор выражается в организации деятельности лиц, преследующих единую цель. В группу общецелевых договоров включаются обязательства, направленные на создание юридического лица (учредительные договоры), и договоры, направленные на организацию совместной деятельности без образования юридического лица (договоры простого товарищества).
Целью договоров, направленных на замену лица в обязательстве, является передача прав и (или) обязанностей. Несмотря на то, что передаваемые права и обязанности могут вытекать из различных договоров (купли-продажи, подряда, займа и т.д.), оказалось возможным сформулировать для них унифицированные правила. Эти нормы собраны в гл. 24 общей части ГК РФ. Помимо общих институтов цессии и делегации к данной группе относится договор финансирования под уступку денежного требования, регулированию которого посвящена гл. 43 ГК РФ.
По нашему мнению важно учитывать, что направленность является многоуровневым системным признаком. Это выражается в том, что единая направленность может иметь частные различия, обусловливающие специфику законодательной регламентации. Соответственно, и классификация договоров по признаку направленности является многоступенчатой. Группа договоров, выделенная по основному признаку направленности, может быть, в свою очередь, разделена на более мелкие группы в зависимости от специфики проявления данного системного признака.
Уровни, на которых признак направленности имеет нормообразующее значение, т.е. создает основу для унификации и дифференциации правового материала.
Это необходимо учитывать при исследовании вопроса о том, на какой ступени данный признак может служить основанием для первоначальной, наиболее крупной, классификации. В юридической литературе высказывалось мнение о том, что не имеет смысла объединять в одну классификационную группу договоры, специфика которых не позволяет сформулировать для них общие положения, даже если они и имеют единую родовую направленность. Например, Н.И. Овчинников, критикуя М.И. Брагинского, объединившего в одной группе договоры, направленные на выполнение работ и оказание услуг (подряд на капитальное строительство, выполнение проектных, научно-исследовательских, конструкторских и опытно-конструкторских работ, хранение, экспедицию, перевозку), отмечал, что «в результате подобной группировки в одной группе оказались разнородные по своему характеру договоры. Для этой группы договоров практически нельзя сформулировать те или иные общие положения, так как входящие в нее отдельные договорные типы резко отличаются друг от друга».
Необходимо помнить, что нормообразующее значение направленности (как и любого другого системного признака) выражается в выработке не только унифицированных норм, но также подходов правового регулирования. Однако если на определенном уровне фактор направленности создает основу для унификации и дифференциации, по меньшей мере, принципов правовой регламентации, классификация, проведенная по такому признаку, имеет теоретическое значение. Она не только адекватно отражает значимые для права свойства общественных отношений, но и создает основу для углубления и совершенствования процессов унификации и дифференциации правового материала. Кроме того, подобная классификация является практически полезной, поскольку, в частности, судам для принятия правильного решения нередко приходится начинать квалификацию договора с установления его родовой (наиболее общей) направленности.
Это в полной мере проявляется на примере группы договоров, направленных на выполнение работ и оказание услуг. Во-первых, несмотря на различия в характере работы и их результате, фундаментальная общность по признаку направленности позволила выработать унифицированные нормы для ряда договоров из данной группы. Так, в соответствии со ст. 783 ГК РФ предусмотрено, что к правоотношениям возмездного оказания услуг применяются правила о подряде. Во-вторых, хотя разнообразие договоров, входящих в данную группу (подряд, возмездное оказание услуг, поручение, комиссия, страхование и т.д.), не позволяет выработать нормы, применимые ко всем этим договорам, общность направленности порождает подходы правового регулирования, с одной стороны, общие для всех данных договоров, а с другой стороны, отличающие их от остальных обязательств. Это дает достаточные основания для объединения в одной классификационной группе по признаку направленности всех договоров, предусматривающих выполнение работ и оказание услуг.
На наш взгляд необходимо, чтобы на каждом уровне, заслуживающем законодательного отражения, направленность обязательства являлась основой для унификации и дифференциации правового материала. В целом этот принцип последовательно реализован в ГК РФ.
Обращаясь к группе договоров, направленных на выполнение работ и оказание услуг, наиболее характерной в этом отношении, немаловажно отметить следующее. Значение объединения всех этих договоров в одну группу выражается в том, что оно позволяет на основе наиболее общего признака направленности выработать единые подходы и принципы правового регулирования, а также некоторые унифицированные нормы.
Помимо договоров, направленных на выполнение работы с целью получения отделимого результата, в рамках группы обязательств, направленных на выполнение работ и оказание услуг, выделяются договоры, направленные на оказание услуг. Специфическое проявление направленности этих обязательств выражается в том, что они имеют целью достижение результата, потребляемого в процессе оказания услуги, т.е. достижение результата, не отделимого от работы. Специфика такой направленности отражена в нормах гл. 39, посвященной возмездному оказанию услуг.
Содержательные особенности конкретных видов работ и услуг тоже служат основой для формирования специфической правовой базы. Так, договор перевозки направлен на оказание услуг по перевозке (особенности данных правоотношений закреплены в нормах гл. 40 ГК РФ); договор хранения направлен на оказание услуг по обеспечению сохранности имущества (гл. 47); поручение, комиссия направлены на оказание юридических услуг (гл. 49, 51 ГК РФ) и т.д.
По нашему мнению, при построении системы гражданских договоров по признаку их направленности законодатель в целом учитывает многоуровневый характер этого нормообразующего признака. Однако представляется, что реализация данного принципа могла бы быть более последовательной.

2.2 Субъектные особенности договора как системные признаки
Гражданские правоотношения разнообразны. Во многих случаях их участники занимают экономически неравное положение. Это непосредственно влияет на характер договорных отношений. Стороны располагают различными возможностями влияния на формирование обязательства, обеспечение его исполнения и т.п. Иногда указанные различия достигают степени несопоставимости, когда один из участников договора не располагает никакими возможностями оказывать какое-либо влияние на контрагента в целях исполнения вытекающего из договора обязательства. И напротив. Другая сторона, располагая всеми реальными возможностями, в состоянии диктовать партнеру по договору свою волю. В подобных ситуациях, если не предпринимаются меры на уровне правового регулирования соответствующих правоотношений, сильная сторона в обязательстве полностью подчиняет своей воле слабую сторону, а последняя попадает в рабскую зависимость от своего контрагента. При таком положении не может быть и речи о равенстве участников гражданских правоотношений.
Если же одна из сторон экономически сильнее другой, они, тем не менее, должны выступать в гражданско-правовом отношении как субъекты, располагающие равными возможностями, и в равной степени находить признание и защиту своих интересов. Государству необходимо помогать экономически слабой стороне, используя соответствующие приемы правового регулирования. Реализация данной задачи требует формального отступления от одного из основных принципов гражданского законодательства - равенства участников гражданско-правовых отношений (ст. 1 ГК РФ). Фактически же, предоставляя слабой стороне дополнительные права и, соответственно, возлагая на ее контрагента по договору дополнительные обязанности, ГК РФ и другие законы тем самым обеспечивают на деле равенство участников договорных отношений.
На наш взгляд, задача гражданского права состоит в «выравнивании» участников имущественного оборота путем установления для слабой стороны обязательства особых условий участия в договорных отношениях: льготного порядка заключения, изменения или расторжения договора, предоставления слабой стороне в обязательстве дополнительных прав и возложения на ее контрагента дополнительных обязанностей, ужесточения ответственности сильной стороны в обязательстве за его неисполнение либо ненадлежащее исполнение и, наоборот, ограничение ответственности слабой стороны и т.п..
Необходимость специфического правового регулирования диктуется различными субъектными особенностями: спецификой гражданина как такового, гражданина-потребителя, потребителя в широком смысле (как стороны, противостоящей производителю). Более слабой стороной может быть и производитель, занимающийся определенным видом предпринимательской деятельности. Таким, к примеру, является сельскохозяйственный производитель, продающий свою продукцию. От степени экономического неравенства зависит «дозирование» правовых средств, требующихся для его устранения. Таким образом, чрезвычайно важно выявить каждый вид обязательства, характеризующийся экономическим неравенством контрагентов, и правильно установить субъектный признак, которым экономическое неравенство обусловлено. От этого зависят правильная и полная унификация юридического материала, распространение действия правовых норм, отражающих определенный уровень экономического неравенства, на все правоотношения, характеризующиеся этим неравенством.
Например, применительно к подряду особое правовое регулирование, направленное на устранение экономического неравенства, предусмотрено в ГК РФ только для отношений с участием потребителя-гражданина (бытовой подряд). Следовательно, это означает, что, по мнению законодателя, в иных подрядных обязательствах отсутствует экономическое неравенство, требующее правового реагирования. Оправданна ли такая конструкция - вопрос для самостоятельного экономико-правового анализа. В данном контексте необходимо лишь отметить, что если в подрядном правоотношении с участием, скажем, потребителя в широком смысле существует экономическое неравенство, то необходимо исследовать, отличается ли оно от того неравенства, которым характеризуется договор с участием потребителя-гражданина. Если отличается, то для него необходимо вырабатывать специальные правовые нормы. Если нет - должен быть предусмотрен механизм, позволяющий распространить на эти правоотношения нормы о бытовом подряде.
Поэтому, экономическое неравенство участников гражданских правоотношений, обусловленное теми или иными субъектными особенностями, является фактором, требующим специфического правового регулирования. Соответственно, задача законодателя состоит в том, чтобы выявлять данные субъектные особенности и вырабатывать адекватные юридические правила.
Различные уровни экономического неравенства, обусловленные разными субъектными признаками, могут присутствовать в договоре одного типа (вида). Если каждый из таких уровней требует специального регулирования, оно должно быть предусмотрено в законе. Однако, важно не запутаться в многоступенчатости нормообразующих факторов, не замкнуть на узкий круг правоотношений такие нормы, которые должны применяться для более широкого уровня. И наоборот, правильно установив специфику более узкого круга обязательств, выделить обусловливающие ее признаки и четко определить, что нормы, регулирующие эту специфику, применяются только к этим правоотношениям.
Примером многоступенчатости системных факторов может служить договор розничной купли-продажи. Нормы данного института отражают экономически подчиненное положение потребителя в широком смысле (юридического лица или гражданина, приобретающих товар с потребительской целью). В то же время, если на стороне потребителя выступает физическое лицо, необходимы особые правила, предусматривающие специфику положения гражданина как потребителя. В связи с этим в Законе РФ «О защите прав потребителей» закреплены особенности правового регулирования розничной купли-продажи, в которой на стороне потребителя выступает физическое лицо. В частности, предусмотрены возможность возмещения морального вреда и некоторые другие специальные нормы. Закон «О защите прав потребителей» конкретизирует некоторые положения ГК РФ о розничной купле-продаже (например, об информации, предоставляемой покупателю, и способах ее доведения), а также устанавливает правила, не предусмотренные ГК РФ (в частности, сроки удовлетворения требований покупателя, взыскание неустойки с продавца в случае просрочки их удовлетворения и т.д.). В некоторых случаях Закон «О защите прав потребителей» предусматривает иные правила, чем те, которые содержатся в ГК РФ (например, о взыскании штрафной неустойки).
По нашему мнению, прежде всего, обращает на себя внимание относительно самостоятельное значение данного признака. Он является основой для выработки унифицированных правил, применимых к обязательствам с различной направленностью. Так, ст. 426 ГК РФ, посвященная публичному договору, содержит общие нормы, применимые к розничной купле-продаже, перевозке транспортом общего пользования, услугам связи, энергоснабжению и другим договорам. Унифицированные положения содержатся в ст. 428 ГК РФ, регламентирующей договор присоединения. Значительное количество общих норм содержится в Законе «О защите прав потребителей».
В некоторых случаях законодатель унифицировал законодательные правила не для всех, а для некоторых договорных институтов, выделенных по признаку направленности. К примеру, в ст. 739 ГК РФ, регламентирующей бытовой подряд, сказано, что в случае ненадлежащего выполнения или невыполнения работы заказчик может воспользоваться правами, предоставленными покупателю по договору розничной купли-продажи в соответствии со ст. 503-505 ГК РФ.
Для применения унифицированных норм к конкретному типу (виду) договора не требуется соответствующего указания в статьях, посвященных тому или иному договору. Это необходимо учитывать, поскольку далеко не во всех договорных институтах содержится подобная отсылка. Так, в п. 3 ст. 492 ГК РФ, посвященном розничной купле-продаже, и в п. 3 ст. 730 ГК РФ, регламентирующем бытовой подряд, указывается, что к ним применяются законы о защите прав потребителей и иные правовые акты, принятые в соответствии с этими законами. По другим договорам такое указание в ГК РФ отсутствует. Поэтому в п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» дан подробный перечень договоров, к которым должно применяться законодательство о защите прав потребителей. В частности, в нем указаны договоры купли-продажи, аренды, подряда, возмездного оказания услуг. При этом обращено внимание на то, что данный перечень не является исчерпывающим.
Унифицированные положения должны применяться не только к обязательствам, специально выделенным в ГК РФ как договоры, в которых предпринимателю противостоит потребитель-гражданин (таковым, к примеру, является договор бытового подряда - ст. 730 ГК РФ). В равной степени они применимы и к таким правоотношениям, которые сформулированы по иным квалифицирующим признакам, но при условии, что в них присутствует указанный субъектный состав.
Следовательно, ГК РФ не лишен недостатков, устранение которых позволило бы сделать правовое регулирование предпринимательских договоров более эффективным.
Один из основных принципов построения системы гражданских договоров заключается в том, что юридическая регламентация, обусловленная определенным нормообразующим признаком, должна быть полной, а также надлежаще унифицированной и специализированной. Это в полной мере относится и к предпринимательскому характеру обязательства как нормообразующему признаку. Принцип полноты означает, что для всех договоров, предпринимательская специфика которых требует особой регламентации, должно быть предусмотрено специальное регулирование. Оно должно быть надлежаще унифицировано и специализировано. Это значит, что те предпринимательские правила, которые не зависят от направленности договора, должны быть унифицированы для всех обязательств и размещены в общей части ГК РФ. Нормы, отражающие предпринимательский характер договора в контексте определенной направленности, не зависящие от других особенностей этого договора, должны быть унифицированы в рамках договора данной направленности. Если на нормы, обусловленные предпринимательским характером правоотношения определенной направленности, влияют иные системные признаки, такие нормы должны формулироваться применительно к специфике обязательств, основанных на этих системных признаках.
Анализируя ГК РФ в данной плоскости, отметим следующее.
Во-первых, не все положения, отражающие предпринимательскую сущность договора безотносительно к его направленности, надлежаще унифицированы. Некоторые из них размещены лишь в отдельных договорных институтах, посвященных конкретным типам договоров. Согласно ст. 507 ГК РФ оферент, получивший на свое предложение о заключении договора поставки не акцепт, а встречную оферту, обязан в течение 30 дней с даты получения встречной оферты принять меры по согласованию соответствующих условий договора либо уведомить контрагента об отказе от заключения договора на новых условиях. При невыполнении данной обязанности первоначальный оферент обязан возместить причиненные этим убытки, которые могут выражаться в виде разницы в цене товаров, если уклонение стороны от выполнения рассматриваемой обязанности привело к задержке направления заказа другому поставщику. Это правило установлено для договора поставки. Поэтому оно отражает предпринимательский характер правоотношения как таковой, следовало бы продумать вопрос о его унификации и распространении на другие типы договоров.
Во-вторых, не во всех случаях законодатель сформулировал унифицированные нормы, применимые ко всем предпринимательским договорам одинаковой направленности. Данные правила не предусмотрены для аренды, подряда, займа и некоторых других типов договоров. Представляется, что вопрос о том, обусловливает ли предпринимательский характер обязательства необходимость специального регулирования для указанных договоров, требует дополнительного глубокого анализа.
В-третьих, в некоторых случаях законодатель, сформулировав положения, отражающие предпринимательский характер обязательства определенного типа, «привязал» их к специфике одного из видов данного договорного типа, оставив неурегулированными особенности предпринимательских отношений других видов.
Характерным примером такого подхода является конструкция договора купли-продажи. В рамках данного договорного типа выделены его отдельные виды, отражающие те или иные особенности правоотношения. В частности, нормы, регламентирующие энергоснабжение, обусловлены спецификой передачи товара через присоединенную сеть. Положения института продажи недвижимости отражают особенности недвижимости как предмета договора. Договоры энергоснабжения и продажи недвижимости нередко заключаются между предпринимателями. Предпринимательская специфика в контексте указанных видов купли-продажи требует соответствующей регламентации. При этом надлежащее законодательное отражение этой специфики отсутствует в ГК РФ. Применение к предпринимательским разновидностям энергоснабжения и продажи недвижимости института поставки весьма затруднительно. Законодателем выделен договор поставки не только по предпринимательскому признаку, но и по признаку предмета договора. Соответственно, положения института поставки не могут применяться к тем предпринимательским договорам купли-продажи, предметом которых является иное имущество. В юридической литературе не случайно отмечается, что к энергоснабжению нормы о поставках неприменимы. Поэтому, сосредоточив нормы о предпринимательской купле-продаже в институте поставки, выделенном не только по предпринимательскому, но и по предметному признаку, законодатель осложнил их применение к иным видам купли-продажи.
По нашему мнению, проблема специфического регулирования предпринимательской разновидности энергоснабжения и продажи недвижимости существует, и ее надо решать. Она решается судами при рассмотрении конкретных споров путем применения по аналогии тех норм поставки, отражающих предпринимательскую специфику, на которые не влияют иные особенности правоотношения (предмет, способ передачи товара и т.д.). Однако данный способ небезупречен. Поэтому, выделение подобных унифицированных норм - сложнейший аналитический процесс. Его выполнение на правоприменительном уровне чревато судебными ошибками. При этом задача надлежащей унификации норм, отражающих предпринимательский характер купли-продажи, должна решаться на законодательном уровне или, как минимум, путем дачи соответствующих руководящих разъяснений высшими судебными органами. Кроме того, подобные унифицированные правила не могут дать исчерпывающей регламентации предпринимательских отношений энергоснабжения и продажи недвижимости. Необходимы нормы, отражающие предпринимательскую специфику в контексте недвижимости и передачи товара через присоединенную сеть.
Для того чтобы регламентация любых предпринимательских обязательств купли-продажи была надлежащей, необходимо, на наш взгляд, следующее. На наш взгляд, целесообразно выделить и унифицировать такие правила, отражающие предпринимательский характер купли-продажи, которые не зависят от предметных и иных особенностей договора. Эти правила целесообразно разместить в общих положениях о купле-продаже. Важно также установить, на какие нормы, обусловленные предпринимательской спецификой, влияют иные системные особенности правоотношения, сформулировать эти нормы в контексте данных особенностей и разместить их в соответствующих договорных институтах (поставки, энергоснабжения, продажи недвижимости). Законодательная реализация такого подхода позволила бы сделать правовое регулирование предпринимательских договоров купли-продажи более полным и эффективным.
От предпринимательских договоров, необходимо отличать обязательства, обусловленные иными системными признаками, специфика которых такова, что они действуют лишь в предпринимательской «среде». К числу последних относятся, в частности, аренда предприятия, финансовая аренда, коммерческая концессия. Например, договор аренды предприятия выделен по признаку предмета обязательства. Однако специфика этих отношений предопределяет, что его участниками могут быть только предприниматели.
Существуют и другие особенности субъектного состава обязательства, требующие формирования специальных правовых норм. Они выражаются в специфическом характере деятельности участника договора.
Подобное значение имеют, в частности, фигура розничного продавца в договоре розничной купли-продажи и фигура арендодателя в договоре проката.
В ГК РФ выделены розничная купля-продажа, и прокат как самостоятельные виды договоров по признаку экономического неравенства сторон. Но, кроме этого, указанные институты содержат нормы, отражающие особенности розничного продавца и профессионального арендодателя как таковых.
В договоре розничной купли-продажи на стороне продавца выступает юридическое или физическое лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность по продаже товаров в розницу, т.е. по такой продаже, которая направлена на систематическое снабжение населения и при которой предложение продавца о реализации товара обращено к любому и каждому. Эта особенность розничной купли-продажи диктует необходимость специфической регламентации некоторых правовых элементов. Специфика розничного продавца обусловила особые правила о публичной оферте (ст. 494 ГК РФ), моменте заключения договора (ст. 493 ГК РФ), цене как существенном условии договора (ст. 494 и 500 ГК РФ).
Участие в договоре проката арендодателя-профессионала потребовало установления специальных правил, которые давали бы ему возможность нормально осуществлять свою профессиональную деятельность (ст. 627 и 630 ГК РФ).
Данные субъектные особенности играют роль самостоятельного нормообразующего фактора. Некоторые из обусловленных им норм не зависят от признака экономического неравенства, также лежащего в основе выделения розничной купли-продажи и проката. Закон должен предусматривать четкий механизм, обеспечивающий данный принцип правоприменения. В рассматриваемом аспекте конструкция ГК РФ нуждается в совершенствовании.
В некоторых случаях особенности субъектного состава играют роль нормообразующего фактора лишь в неразрывном единстве с каким-либо иным признаком обязательства. Например, критериями выделения договора найма жилого помещения являются специфический предмет договора (жилое помещение) и особый субъектный состав (в качестве нанимателя выступает гражданин, использующий жилое помещение для проживания). Оба критерия действуют в совокупности. Устранение одного из них исключает квалификацию договора как найма жилого помещения. Не является наймом жилого помещения договор, заключаемый по поводу нежилого помещения, даже если нанимателем является гражданин, арендующий его для проживания. Точно так же нет состава найма жилого помещения и в том случае, когда жилое помещение арендуется гражданином или юридическим лицом не для проживания, а для других целей.
В основу нового ГК РФ положена концепция равенства участников гражданских правоотношений, из которой следует, что «для однородных отношений, независимо от состава их участников, должен быть создан одинаковый правовой режим». Это, однако, не исключает возможности создания специальных норм, отражающих те или иные особенности участников гражданского оборота.
Если в договоре участвует гражданин (неважно, в качестве предпринимателя или потребителя), требуется особое правовое регулирование, учитывающее естественные особенности физического лица как субъекта гражданского права.
Данные правовые нормы делятся в юридической литературе на три группы:
1) правила, облегчающие для граждан совершение гражданско-правовых сделок и доказывание их условий (сюда относятся, в частности, нормы о подписании сделок от имени лиц, которые не могут сами этого сделать, - п. 3 ст. 160 ГК РФ; об упрощенном удостоверении доверенностей, выдаваемых гражданами, - п. 3 ст. 185 ГК РФ; о допустимости свидетельских показаний в подтверждение заключения договора розничной купли-продажи - ст. 493 ГК РФ);
2) нормы, направленные на дополнительную защиту прав граждан, которые в большей степени, чем юридические лица, нуждаются в правовой поддержке и учете их имущественного положения (правила об увеличении денежных сумм, выплачиваемых на содержание граждан, при повышении установленного законом минимального размера оплаты труда - ст. 318 ГК РФ; о допустимости уменьшения размера возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения - п. 3 ст. 1083 ГК РФ; о возможности восстановления срока исковой давности по судебным требованиям граждан - ст. 205 ГК РФ);
3) правила, принимающие во внимание физиологические свойства граждан (например, нормы о прекращении обязательства смертью гражданина - ст. 418, 596, 617, 977, 979 ГК РФ).
Характеризуя законодательное регулирование, обусловленное участием в договоре гражданина, важно отметить следующее.
Данный фактор позволил сформулировать большое количество унифицированных норм, применимых не только к любым типам (видам) договоров, в которых участвует гражданин, но и к иным гражданским правоотношениям. В частности, это положения, регламентирующие статус гражданина как субъекта гражданского права; нормы, предусматривающие признание сделок недействительными по основаниям, характерным исключительно для граждан (ст. 171, 172, 175, 176, 177 ГК РФ). Наличие унифицированных правил свидетельствует о том, что данный признак имеет для гражданского права «сквозное» значение.
В ГК РФ содержится немало норм, обусловленных рассматриваемым признаком, которые «привязаны» к специфике того или иного типа (вида) договора. В некоторых случаях участие гражданина является основанием для формирования конкретного вида договора (таковы, в частности, институты пожизненной ренты, пожизненного содержания с иждивением - _ 3 и 4 гл. 33 ГК РФ). В ряде случаев данный фактор обусловливает лишь отдельные правила для отношений с участием гражданина в рамках договорного института, сформированного по иному системному признаку. Например, ст. 580 ГК РФ регулирует особенности возмещения вреда, причиненного одаряемому гражданину в связи с договором дарения; п. 2 ст. 617 ГК РФ устанавливает правопреемство в случае смерти гражданина - арендатора недвижимого имущества; ст. 843 ГК РФ предусматривает особенности формы заключения договора банковского вклада с гражданином.
В случае, когда участие в обязательстве гражданина требует установления специальных норм в рамках договорного института, сформированного по иному системному признаку, необходим анализ того, к какому признаку «привязана» данная субъектная специфика. Поэтому при таком подходе возможна глубокая и правильная унификация правового материала, создающая основу для применения юридических норм, обусловленных определенным признаком, ко всем обязательствам, характеризующимся этим признаком.
На наш взгляд, изложенное можно проиллюстрировать на примере п. 2 ст. 617 ГК РФ. В нем сказано, что в случае смерти гражданина, арендующего недвижимое имущество, его права и обязанности по договору аренды, по общему правилу, переходят к наследнику. При этом арендодатель не вправе отказать такому наследнику во вступлении в договор на оставшийся срок его действия, за исключением случаев, когда заключение договора было обусловлено личными качествами арендатора. Это - специальная норма, которая является исключением из общего правила, предусматривающего прекращение обязательства смертью гражданина или ликвидацией юридического лица (ст. 418, 419 ГК РФ). Она отражает особенности отношений с участием гражданина в рамках обязательства аренды недвижимости. Законодатель счел, что особый режим прекращения договора, отражающий субъектную специфику, должен быть «привязан» к аренде недвижимости. Не просто к аренде, и не просто к особенностям недвижимости, а именно к аренде недвижимости. Если бы указанные субъектные особенности имели значение для любых арендных отношений, данная норма была бы унифицирована для всех договоров аренды. Если бы они имели значение для признака недвижимости, то данное правило было бы предусмотрено для любых отношений с участием гражданина по поводу недвижимости.

2.3 Предмет договора как системный признак
Предмет договора - это материальный объект, по поводу которого складывается гражданское правоотношение. Та или иная специфика предмета договора порождает особенности его правового регулирования. Действующий ГК РФ содержит особую регламентацию обязательств по поводу таких специфических объектов, как недвижимость; предприятие; транспортные средства; сельскохозяйственная продукция; товары, передаваемые через присоединенную сеть; деньги; ценные бумаги; строительные, проектные, изыскательские, научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы.
Предметный признак в ряде случаев служит основой для формирования унифицированных норм, применимых к любым обязательствам (в том числе и с различной направленностью), возникающим по поводу одинакового предмета.
Значительное количество таких унифицированных правил содержится в первой части ГК РФ. Так, в гл. 6 даны легальные определения различных договорных объектов (предметов) и наиболее общие нормы о них. В частности, они касаются недвижимости (ст. 130-131), предприятия (ст. 132), интеллектуальной собственности (ст. 138), денег (ст. 140), валютных ценностей (ст. 141). Глава 7 ГК РФ посвящена ценным бумагам. В гл. 18 ГК РФ регламентированы особенности жилых помещений. Согласно ст. 316 ГК РФ одним из критериев установления места исполнения обязательства является предмет договора. Унифицированные нормы содержатся в институте залога (3 гл. 23 ГК РФ).
В некоторых случаях ГК РФ предусматривает схожее регулирование, обусловленное одинаковым предметным признаком, для различных типов договоров. К примеру, нормы институтов купли-продажи, аренды, залога, доверительного управления имуществом, отражающие специфику недвижимости, имеют много общего.
По нашему мнению, несмотря на наличие значительного числа унифицированных положений, обусловленных предметным признаком, следует признать, что он играет вторичную роль по сравнению с признаком направленности.
Во-первых, фактор направленности во многих аспектах уточняет нормы, отражающие предметный признак, адаптирует их к конкретной направленности. Однако правила аренды зданий (сооружений) в ряде случаев существенно отличаются от норм, регулирующих куплю-продажу недвижимости или доверительное управление ею.
Во-вторых, большое количество положений, обусловленных тем или иным предметным признаком, предусмотрено только для договора определенной направленности. Например, правовой режим договора продажи недвижимости распространяется на любые виды недвижимости, в том числе и на транспортные средства, признаваемые недвижимостью (воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты). В то же время регламентация аренды зданий и сооружений существенно отличается от регулирования аренды транспортных средств, в том числе и тех, которые являются недвижимостью (3 и 4 гл. 34 ГК РФ). Причина этого - в различной направленности договоров купли-продажи и аренды. Другой пример: специфика транспортного средства, не являющегося недвижимостью, имеет нормообразующее значение лишь для договора аренды.
В-третьих, в ряде случаев направленность предопределяет конкретные виды объектов, по поводу которых может возникать обязательство. При этом некоторые объекты исключаются как не соответствующие той или иной направленности.
Так, деньги не могут быть предметом договора хранения, если они обезличиваются, поскольку оказание услуг по обеспечению сохранности имущества не предполагает передачи хранителю права распоряжения договорным имуществом. Направленностью на передачу имущества в собственность предопределяется то, что предметом этого договора могут быть, по общему правилу, только вещи, поскольку в собственность можно передать только имущество. Поэтому подавляющее число норм, отражающих передачу в собственность, неприменимо к продаже имущественных прав. Обязательства, направленные на передачу имущества во временное пользование, могут возникать лишь в отношении непотребляемых вещей.
На наш взгляд, важно правильно понимать, какой системный признак лежит в основе формирования конкретного типа или вида договора, имеет основное значение для четкого определения круга правоотношений, к которым применим тот или иной правовой институт. Ошибки здесь чреваты либо необоснованным сужением круга правоотношений, либо неоправданным его расширением за счет включения в него тех обязательств, которые не обладают признаком, обусловившим создание правовой базы конкретного договорного института. Это в полной мере относится и к признаку предмета договора.


2.4 Возмездность договора как системный признак
Все гражданские договоры можно условно разделить на возмездные и безвозмездные.
В отличие от возмездного договора, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей, безвозмездным признается договор, согласно которому одна сторона обязуется предоставить что-либо другой стороне без получения от нее платы или иного встречного предоставления (ст. 423 ГК РФ).
Гражданское право предназначено для регулирования, главным образом, эквивалентно-возмездных имущественных отношений. Это обстоятельство предопределило место безвозмездных обязательств в системе гражданских договоров и, в частности, презумпцию возмездности обязательства. В ч. 3 ст. 423 ГК РФ сказано, что гражданский договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. На практике это означает, что обязательство может быть квалифицировано как безвозмездное лишь в том случае, когда устранены все сомнения относительно его возмездности.
Между АО (заказчиком) и кооперативом (подрядчиком) был заключен договор, в соответствии с которым кооператив принял на себя обязанность разработать индивидуальный рабочий проект многоквартирного жилого дома. В договоре указана стоимость работ по разработке проекта - 45 млн. руб., которые АО должно перечислить в течение 10 дней после заключения договора. В договоре также предусмотрено, что АО обязуется выделить кооперативу одну трехкомнатную квартиру в доме, построенном по разработанному кооперативом проекту.
Заказчик перечислил подрядчику 45 млн. руб. Подрядчик передал заказчику договорный проект. Однако в связи с тем, что по окончании строительства дома АО отказалось выделить кооперативу трехкомнатную квартиру, он предъявил иск о выделении квартиры.
Решением арбитражного суда в иске было отказано по следующим доводам. Поскольку в договоре была предусмотрена стоимость проектных работ, которую заказчик обязался оплатить деньгами, условие о передаче квартиры следует рассматривать как обязанность заказчика по безвозмездной передаче имущества в собственность, т.е. как обязательство дарения. Согласно п. 4 ст. 575 ГК РФ дарение в отношениях между коммерческими организациями не допускается. В связи с этим условие договора о передаче квартиры признано недействительным.
Суд апелляционной инстанции отменил решение и обоснованно удовлетворил иск. Поскольку путем буквального прочтения текста договора невозможно сделать вывод о возмездности или безвозмездности обязательства по передаче квартиры, суд, опираясь на презумпцию возмездности договора, счел необходимым выяснить, не соответствует ли стоимость квартиры часть стоимости проектных работ; отражает ли сумма 45 млн. руб. полную стоимость договорных работ или она указана с учетом дополнительной оплаты в виде выделения одной трехкомнатной квартиры. Для выяснения этих обстоятельств необходимо было установить стоимость проектных работ и стоимость договорной квартиры на момент заключения договора. Была назначена экспертиза.
После оценки стоимости договорных работ и цены трехкомнатной квартиры, эксперты пришли к выводу, что общая стоимость проектных работ по сумме составляют стоимость квартиры плюс те 45 млн. руб., которые были перечислены заказчиком. Заключение экспертизы позволило суду апелляционной инстанции сделать вывод о возмездности обязательства в части передачи квартиры и, следовательно, о законности и обоснованности предъявленного иска.
Важно отметить, что если бы в процессе рассмотрения спора было установлено, что предусмотренная договором денежная оплата полностью погашает стоимость выполненных работ, условие о предоставлении квартиры следовало бы рассматривать как обязанность по безвозмездной передаче имущества. В этом случае иск о признании данного договорного условия недействительным мог бы быть удовлетворен.
По другому делу поклажедатель предъявил иск о взыскании с хранителя убытков, причиненных утратой переданного на хранение имущества. Эти убытки выражались в стоимости имущества и в упущенной выгоде. Возражая против удовлетворения иска в части упущенной выгоды, хранитель сослался на то, что поскольку в договоре хранения отсутствует ссылка на платность хранения, он должен признаваться безвозмездным, а согласно п. 2 ст. 902 ГК РФ при безвозмездном хранении убытки, причиненные утратой вещей, возмещаются лишь в размере стоимости утраченных вещей. Отклоняя данные доводы, суд обоснованно указал следующее. Исходя из смысла ст. 896, 897 ГК РФ договор хранения между предпринимателями предполагается возмездным. Бремя доказывания безвозмездности обязательства лежит на хранителе. Поскольку в данном случае хранитель не доказал обратного, договор должен признаваться возмездным с возложением на хранителя полной имущественной ответственности (п. 1 ст. 902 ГК РФ).
На практике возникает немало вопросов о том, насколько глубокой должна быть презумпция возмездности гражданского обязательства и какие обстоятельства необходимо оценивать как достаточные доказательства для признания договора безвозмездным. Эта проблема проявилась при рассмотрении споров, вытекающих из замены лица в обязательстве.
По нашему мнению, само по себе указание об оплате цессии еще не является безусловным доказательством ее возмездности, если фактические обстоятельства, касающиеся отсутствия оплаты, свидетельствуют о мнимости (притворности) данного условия.
Необходимо учитывать, что если сумма, подлежащая уплате за уступленное право требования, явно несоразмерна уступленному праву, это также может служить основанием для признания подобной цессии безвозмездной и, соответственно, недействительной на основании п. 4 ст. 575 ГК РФ. К такому выводу пришел, в частности, суд кассационной инстанции при рассмотрении дела, из которого усматривалось, что одна коммерческая организация уступила за 15 000 руб. другой коммерческой организации право требования поставки товаров на общую сумму более 550 000 руб..
Давая общую характеристику возмездных и безвозмездных обязательств, необходимо, прежде всего, отметить, что в гражданском праве не существует абстрактно возмездных или безвозмездных договоров. Фактор возмездности (безвозмездности) служит основой для разграничения обязательств в рамках более глубокого признака правоотношения - его направленности.
Например, договоры, направленные на передачу имущества в собственность, могут быть возмездными (купля-продажа, мена, рента и пожизненное содержание с иждивением) и безвозмездными (дарение). Обязательства, направленные на передачу имущества во временное пользование, также могут быть возмездными (аренда, наем жилого помещения) и безвозмездными (безвозмездное пользование имуществом). И так далее.
Отдельные типы (виды) гражданских договоров, выделенные по признаку направленности, являются исключительно возмездными. В частности, правоотношения подряда, возмездного оказания услуг, перевозки, транспортной экспедиции, финансирования под уступку денежного требования, страхования, комиссии и некоторые другие могут, согласно ГК РФ, существовать только на началах возмездности и не имеют безвозмездных разновидностей. Данная закономерность обусловлена объективными факторами, а именно, спецификой направленности, природа которой предопределяет возможность или невозможность ее существования в безвозмездных обязательствах. Безвозмездность может противоречить той или иной направленности. Если договор определенной направленности сформулирован в ГК РФ как исключительно возмездный, это означает, что законодатель не допускает его заключения на безвозмездных условиях. И если такой договор будет заключен как безвозмездный, он должен признаваться недействительным, либо в целом, либо в части условия о безвозмездности, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения в нее данного условия (ст. 180 ГК РФ).
Например, определение договора комиссии, содержащееся в ст. 990 ГК РФ, говорит о его безусловной возмездности. Такой законодательный подход свидетельствует о том, что безвозмездность противоречит коммерческой природе договора комиссии, предопределенной тем, что комиссионер, оказывая юридическую услугу, действует от своего имени. Поэтому если стороны предусмотрели условие о безвозмездности, оказываемой комиссионером услуги, такое условие должно признаваться ничтожным, и комиссионер в любом случае будет иметь право на получение вознаграждения, определенного в соответствии со ст. 991 и 424 ГК РФ (либо договор комиссии должен быть признан ничтожным в целом, если доказано, что он не был бы заключен на условиях возмездности).
Согласно ст. 702 ГК РФ подрядное обязательство может быть только возмездным. При этом судебная практика свидетельствует о том, что в реальной жизни подчас возникают правоотношения, в которых одно лицо безвозмездно выполняет подрядные работы для другого. Поскольку подобные обязательства реально существуют и, по сути, в них нет ничего противозаконного, было бы вряд ли правильным признавать их недействительными. Но в этом случае возникает вопрос о том, какими нормами они должны регулироваться. Для ответа на него необходимо определить, какие нормы гл. 37 ГК РФ не зависят от возмездности правоотношения и потому могут применяться для регулирования «безвозмездного подряда», а какие отражают выполнение работ исключительно на возмездных началах и потому противоречат специфике безвозмездных правоотношений. Представляется, что такого же анализа заслуживают и некоторые другие типы договоров, сформулированные законодателем как исключительно возмездные.
Важно отметить, что унификация норм, пригодных для регулирования как возмездных, так и безвозмездных правоотношений, и дифференциация положений, обусловленных либо возмездным, либо безвозмездным характером обязательства, должны проводиться на законотворческом уровне при формировании системы возмездных и безвозмездных договоров. Процессы унификации и дифференциации слишком сложны, чтобы обращаться к ним только на правоприменительной стадии. При этом основой для унификации и дифференциации должны быть обязательства единой направленности, потому что именно фактор направленности предопределяет сущность правового регулирования.

ГЛАВА 3. ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ ДОГОВОРОВ ВОЗМЕЗДНОГО ОКАЗАНИЯ УСЛУГ
3.1 Договоры об оказании услуг связи

В рассматриваемой сфере отношений по оказанию данного вида услуг наряду с нормами ГК РФ применяются также положения других федеральных законов и иных правовых актов. В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 7 июля 2003 г. N 126-ФЗ «О связи» под услугами связи понимается деятельность по приему, обработке, передаче, хранению и доставке сообщений электросвязи или почтовых отправлений. Указанные услуги оказываются пользователям связи гражданами и юридическими лицами (операторами связи), получившими право на этот вид деятельности на основании лицензии (ст. ст. 2, 29 Закона о связи).
Все средства связи, используемые в единой сети электросвязи Российской Федерации, подлежат обязательному подтверждению соответствия установленным требованиям. Подтверждение соответствия средств связи техническому регламенту, принятому в соответствии с законодательством о техническом регулировании, и требованиям, предусмотренным нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти в области связи по вопросам применения средств связи, осуществляется посредством их обязательной сертификации или принятия декларации о соответствии (ст. 41 Закона о связи). Согласно ст. 46 этого Закона операторы связи должны предоставлять пользователям услуги связи в соответствии с законодательством Российской Федерации, национальными стандартами, техническими нормами и правилами, лицензией, а также договором об оказании услуг связи.
В соответствии со ст. 54 Закона о связи оплата услуг связи производится посредством наличных или безналичных расчетов непосредственно после оказания таких услуг, путем внесения аванса или с отсрочкой платежа. Для осуществления расчетов за услуги связи основанием являются показания оборудования связи, учитывающего объем оказанных услуг связи оператором связи, а также условия заключенного с пользователем услугами связи договора об оказании услуг связи.
Согласно ст. 28 Закона о связи тарифы на услуги связи устанавливаются оператором связи самостоятельно, если иное не предусмотрено в самом Законе о связи и в законодательстве о естественных монополиях. Тарифы на услуги общедоступной электросвязи и общедоступной почтовой связи подлежат государственному регулированию в соответствии с законодательством Российской Федерации о естественных монополиях. Перечень услуг общедоступной электросвязи и общедоступной почтовой связи, тарифы на которые регулируются государством, а также порядок их регулирования устанавливаются Правительством РФ. На универсальные услуги связи тарифы регулируются в соответствии с Законом о связи.
Форма оплаты и порядок услуг связи определяются договором об оказании услуг связи. Если тарифы на услуги данного оператора связи подлежат государственному регулированию, по требованию абонента-гражданина оператор связи обязан предоставить ему возможность оплаты предоставления доступа к сети связи с рассрочкой платежа не менее чем на шесть месяцев с первоначальным взносом не более чем 30% от установленной платы. Оплата местных телефонных соединений производится по выбору абонента-гражданина с применением абонентской или повременной системы оплаты. Вызов экстренных оперативных служб всеми гражданами и юридическими лицами производится бесплатно (ст. 52 Закона о связи).
При оказании универсальных услуг связи порядок регулирования тарифов определяется Правительством РФ по представлению федерального органа исполнительной власти в области связи (ст. 57 Закона о связи).
В соответствии со ст. 62 Закона о связи пользователи «вправе передать сообщение связи, отправить почтовое отправление или осуществить почтовый перевод денежных средств, получить сообщение электросвязи, почтовое отправление или почтовый перевод денежных средств либо отказаться от их получения, если иное не предусмотрено федеральными законами». Защита прав пользователей при оказании услуг электросвязи и почтовой связи, гарантии получения надлежащего качества этих услуг связи, право на получение необходимой и достоверной информации об услугах связи и об операторах связи, основания, размер и порядок возмещения ущерба в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств, возникающих из договора об оказании услуг связи, а также механизм реализации прав пользователей услугами связи определяются Законом о связи, гражданским законодательством, законодательством о защите прав потребителей и издаваемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами.
Все пользователи связи на территории Российской Федерации на равных условиях имеют право передавать сообщения по сетям электрической и почтовой связи на основании договора об оказании услуг связи (ст. 44 Закона о связи). Договор об оказании услуг связи, заключаемый с гражданами, является публичным договором. Условия этого договора должны соответствовать правилам оказания услуг связи (ст. 45 Закона о связи). В связи с этим операторы связи должны предоставлять абсолютный приоритет всем сообщениям, касающимся безопасности человека на воде, на земле, в воздухе, космическом пространстве, а также сообщениям о крупных авариях, катастрофах, об эпидемиях, эпизоотиях и о стихийных бедствиях, связанным с проведением неотложных мероприятий в области государственного управления, обороны страны, безопасности государства и обеспечения правопорядка (ст. 66 Закона о связи). Это положение полностью соответствует п. 2 ст. 1 ГК РФ.
Для некоторых категорий пользователей услугами связи международными договорами Российской Федерации, федеральными законами, законами субъектов РФ могут устанавливаться льготы и преимущества в части очередности оказания услуг связи, порядка и размера их оплаты. Пользователи услугами связи, имеющие право на льготы и преимущества, обязаны вносить плату за оказанные им услуги связи в полном объеме с последующей компенсацией произведенных ими расходов непосредственно за счет средств бюджета соответствующего уровня (ст. 47 Закона о связи).
Согласно ст. 63 Закона о связи все операторы связи обязаны обеспечить соблюдение тайны связи. Информация о почтовых отправлениях и передаваемых по сетям электрической связи сообщениях, а также сами эти отправления и сообщения могут выдаваться только отправителям и адресатам или их законным представителям. Прослушивание телефонных переговоров, ознакомление с сообщениями электросвязи, задержка, осмотр и выемка почтовых отправлений и документальной корреспонденции, получение сведений о них, а также иные ограничения тайны связи допускаются только на основании судебного решения, за исключением случаев, установленных федеральными законами, в том числе при проведении оперативно-розыскной деятельности (ст. 64 Закона о связи).
В соответствии со ст. 68 Закона о связи операторы связи несут имущественную ответственность за утрату, повреждение ценных почтовых отправлений, недостачу вложений почтовых отправлений в размере объявленной ценности, искажение текста телеграммы, изменившее ее смысл, недоставку телеграммы или вручение телеграммы адресату по истечении 24 часов с момента ее подачи в размере внесенной платы за телеграмму (за исключением телеграмм, адресованных в населенные пункты, не имеющие электросвязи). По нашему мнению, ответственность оператора связи является ограниченной.
Оператор связи освобождается от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по передаче или приему сообщений либо по пересылке или доставке почтовых отправлений, если докажет, что такое неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств произошло по вине пользователя связи либо вследствие действия непреодолимой силы. На наш взгляд, ответственность оператора связи перед пользователем является безвиновной (не зависящей от его вины).
В случае нарушения пользователем требований, установленных Законом о связи, правилами оказания услуг связи или договором об оказании услуг связи, в том числе нарушения сроков оплаты оказанных ему услуг связи, определенных условиями договора об оказании услуг связи, оператор связи имеет право приостановить оказание услуг связи до устранения нарушения. При неустранении такого нарушения в течение шести месяцев со дня получения пользователем от оператора связи уведомления в письменной форме о намерении приостановить оказание услуг связи оператор связи в одностороннем порядке вправе расторгнуть договор об оказании услуг связи (ст. 44 Закона о связи).
В отличие от ранее действовавшего законодательства в области связи в настоящее время согласно ст. 55 Закона о связи предъявление претензий при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств по предоставлению услуг связи вновь является обязанностью, а не правом пользователя. Поэтому, пользователь услугами связи имеет право предъявить иск в суд только при отклонении претензии полностью или частично либо неполучении ответа в установленные для ее рассмотрения сроки. Данное положение следует рассматривать как ущемление права пользователей на судебную защиту своих прав и интересов.
Одному из важнейших видов связи специально посвящен Федеральный закон от 17 июля 1999 N 176-ФЗ «О почтовой связи», устанавливающий некоторые особенности оказания услуг почтовой связи. Под услугами почтовой связи понимаются действия или деятельность по приему, обработке, перевозке, доставке (вручению) почтовых отправлений, а также по осуществлению почтовых переводов денежных средств.
В соответствии со ст. 16 Закона о почтовой связи услуги почтовой связи оказываются операторами почтовой связи на договорной основе.
По договору оказания услуг почтовой связи оператор почтовой связи обязуется по заданию отправителя переслать вверенное ему почтовое отправление или осуществить почтовый перевод денежных средств по указанному отправителем адресу и доставить (вручить) их адресату, а пользователь услуг почтовой связи, в свою очередь, обязан оплатить оказанные ему услуги.
Операторы почтовой связи обязаны обеспечить пересылку письменной корреспонденции пользователям услуг почтовой связи в контрольные сроки. Нормативы частоты сбора письменной корреспонденции из почтовых ящиков, нормативы ее обмена, перевозки и доставки, а также контрольные сроки ее пересылки разрабатываются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим управление деятельностью в области почтовой связи, и утверждаются Правительством РФ. Сроки оказания иных услуг почтовой связи устанавливаются операторами почтовой связи самостоятельно.
Операторы почтовой связи обязаны предоставлять пользователям услуг почтовой связи информацию об установленных сроках оказания услуг почтовой связи, а также об утвержденных Правительством РФ нормативах доставки и контрольных сроках пересылки письменной корреспонденции.
Качество услуг почтовой связи должно соответствовать установленным стандартам, а также предоставляемой операторами почтовой связи информации об условиях оказания данных услуг.
Согласно ст. 29 Закона о почтовой связи плата за услуги почтовой связи, за исключением универсальных услуг почтовой связи, определяется по тарифам, устанавливаемым на договорной основе. Плата за универсальные услуги почтовой связи определяется в порядке, установленном Правительством РФ, и подтверждается нанесенными на письменную корреспонденцию государственными знаками почтовой оплаты. Проданные государственные знаки почтовой оплаты обратно не принимаются и не обмениваются.
Анализ ст. 19 Закона о почтовой связи дает основания считать, что договор об оказании почтовых услуг также является публичным, а на пользователей услуг почтовой связи, являющихся потребителями, распространяется действие норм Закона РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей». Вместе с тем в соответствии со ст. 21 и ст. 22 Закона о почтовой связи урегулированы особые условия оказания услуг почтовой связи, а также ограничения в пересылке по сети почтовой связи предметов и веществ, обладающих особыми свойствами.
За неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по оказанию услуг почтовой связи операторы почтовой связи несут перед пользователями услуг почтовой связи имущественную ответственность. Ответственность операторов почтовой связи наступает за утрату, порчу (повреждение), недостачу вложений, недоставку либо нарушение контрольных сроков пересылки почтовых отправлений, осуществления почтовых переводов денежных средств, иные нарушения установленных требований по оказанию услуг почтовой связи. В ст. 34 Закона о почтовой связи конкретизируются по сравнению с Законом о связи меры ограниченной имущественной ответственности оператора почтовой связи перед пользователем. Таким образом, убытки, причиненные при оказании услуг почтовой связи, возмещаются оператором почтовой связи в следующих размерах:
- в случае утраты или порчи (повреждения) почтового отправления с объявленной ценностью;
- в размере объявленной ценности и суммы тарифной платы, за исключением тарифной платы за объявленную ценность;
- в случае утраты или порчи (повреждения) части вложения почтового отправления с объявленной ценностью при его пересылке с описью вложения;
- в размере объявленной ценности недостающей или испорченной (поврежденной) части вложения, указанной отправителем в описи;
- в случае утраты или порчи (повреждения) части вложения почтового отправления с объявленной ценностью при его пересылке без описи вложения - в размере части объявленной ценности почтового отправления, определяемой пропорционально отношению массы недостающей или испорченной (поврежденной) части вложения к массе пересылавшегося вложения (без массы оболочки почтового отправления);
- в случае невыплаты (неосуществления) почтового перевода денежных средств - в размере суммы перевода и суммы тарифной платы;
- в случае утраты или порчи (повреждения) части их вложения - в размере суммы тарифной платы;
- в случае утраты или порчи (повреждения) иных регистрируемых почтовых отправлений - в двукратном размере суммы тарифной платы.
За нарушение контрольных сроков пересылки почтовых отправлений и осуществления почтовых переводов денежных средств для личных (бытовых) нужд граждан операторы почтовой связи выплачивают неустойку в размере 3% платы за услугу почтовой связи по пересылке за каждый день задержки, но не более оплаченной суммы за данную услугу. За нарушение контрольных сроков пересылки почтового отправления воздушным транспортом они уплачивают разницу между платой за пересылку воздушным и наземным транспортом. Операторы почтовой связи не несут ответственность за утрату, порчу (повреждение), недоставку почтовых отправлений или нарушение контрольных сроков их пересылки, если будет доказано, что таковые произошли вследствие обстоятельств непреодолимой силы или свойства вложения почтового отправления.
Наряду с указанными законами порядок и сроки оказания отдельных видов услуг связи регулируются утвержденными Правительством РФ правилами.


3.2 Договоры об оказании медицинских услуг и услуг социального характера
В этой области платных услуг действуют Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, утвержденные Верховным Советом Российской Федерации от 22 июля 1993 г., федеральные законы о социальном обслуживании населения, а также иные правовые акты.
В соответствии с Правилами предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями потребители, пользующиеся платными медицинскими услугами, обязаны наряду с оплатой стоимости предоставляемой медицинской услуги выполнять требования, обеспечивающие качественное предоставление платной медицинской услуги, включая сообщение необходимых для этого сведений. Так, «…Гражданка Н. обратилась в суд с иском к федеральному учреждению здравоохранения «Д.» о компенсации морального вреда в сумме 150000 р. Свои требования мотивировала тем, что при проведении операции кесарево сечение в платном родильном отделении «Д.» в сентябре 2001 г. в брюшной полости была оставлена марлевая салфетка. В течение длительного времени истица испытывала боли в животе, пока наконец в 2005 г. в ходе ультразвукового обследования не было обнаружено инородное тело. В 2007 г. истице была проведена операция, марлевая салфетка удалена из брюшной полости. Доказательств проведения истице операций в каких-либо других лечебных учреждениях в период с 2001 г. по 2005 г. ответчик не представил. Заочным решением районного суда г. Красноярска от 02.08.2009 иск удовлетворен частично, с ответчика взыскана компенсация в размере 40000 р. Решение не обжаловалось…»
Медицинские учреждения несут ответственность перед потребителем за неисполнение или ненадлежащее исполнение условий договора, несоблюдение требований, предъявляемых к методам диагностики, профилактики и лечения, разрешенным на территории Российской Федерации, а также в случае причинения вреда здоровью и жизни потребителя. Поэтому потребители, пользующиеся платными медицинскими услугами, вправе предъявлять требования о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением условий договора, возмещении ущерба в случае причинения вреда здоровью и жизни, а также о компенсации за причинение морального вреда.
При несоблюдении медицинским учреждением сроков оказания услуг потребитель вправе по своему выбору:
- назначить новый срок оказания услуги;
- потребовать уменьшения стоимости предоставленной услуги;
- потребовать исполнения услуги другим специалистом;
- расторгнуть договор и потребовать возмещения убытков.
Нарушение установленных договором сроков исполнения услуг должно сопровождаться выплатой потребителю неустойки в порядке и размере, установленных ст. 28 Закона о защите прав потребителей или договором. По соглашению сторон указанная неустойка может быть выплачена за счет уменьшения стоимости предоставленной медицинской услуги, предоставления потребителю дополнительных услуг без оплаты, возврата части ранее внесенного аванса.
Медицинское учреждение освобождается от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение платной медицинской услуги, если докажет, что неисполнение или ненадлежащее исполнение произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным Законом о защите прав потребителей.
В соответствии с Положением о предоставлении бесплатного социального обслуживания и платных услуг государственными социальными службами, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 24 июня 1996 г. N 739 «О предоставлении бесплатного социального обслуживания и платных услуг государственными социальными службами», за плату (полностью или частично) основные виды социальных услуг предоставляются гражданам государственными социальными службами на условиях, установленных Постановлением Правительства РФ от 15 апреля 1996 г. N 473 «О порядке и условиях оплаты социальных услуг, предоставляемых гражданам пожилого возраста и инвалидам государственными и муниципальными учреждениями социального обслуживания». Тарифы на социальные услуги, оказываемые населению государственными социальными службами, устанавливаются органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.
Решение об условиях оказания социальных услуг (бесплатно, с частичной или полной оплатой) государственными социальными службами принимается администрацией учреждения (предприятия) социального обслуживания на основании представленных гражданами или их законными представителями в соответствующие социальные службы письменного заявления, справки о доходах, выдаваемой в порядке, установленном органами государственной власти субъектов Российской Федерации, а также документа, удостоверяющего личность гражданина. Несовершеннолетним детям, находящимся в трудной жизненной ситуации, социальные услуги оказываются без их письменного заявления и справки о доходах. Консультативная помощь в устной, письменной или заочной (по телефону) форме оказывается без письменного заявления.
При предоставлении учреждениями (предприятиями) социального обслуживания социальных услуг, оказываемых в соответствии с их уставами или иными учредительными документами анонимно, документ, удостоверяющий личность гражданина, не требуется.
При оказании платных социальных услуг государственные социальные службы заключают с гражданами или их законными представителями договор на основе примерного договора, утверждаемого Министерством социальной защиты населения РФ. В договоре на предоставление платных социальных услуг должны указыватся виды и объем предоставляемых услуг, сроки, в которые они должны быть предоставлены, порядок и размер их оплаты, а также другие условия, определяемые сторонами.

3.3 Договоры об оказании аудиторских услуг
Данный вид платных услуг ориентирован главным образом на сферу предпринимательства. Согласно ст. 1 Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 119-ФЗ «Об аудиторской деятельности» аудит представляет собой предпринимательскую деятельность по независимой проверке бухгалтерского учета и финансовой (бухгалтерской) отчетности организаций и индивидуальных предпринимателей.
Аудиторские организации (индивидуальные аудиторы) наряду с собственно аудиторскими услугами могут оказывать сопутствующие аудиту услуги:
- постановка, восстановление и ведение бухгалтерского учета, составление финансовой (бухгалтерской) отчетности, бухгалтерское консультирование;
- налоговое консультирование;
- анализ финансово-хозяйственной деятельности организаций и индивидуальных предпринимателей, экономическое и финансовое консультирование;
- управленческое консультирование, в том числе связанное с реструктуризацией организаций;
- правовое консультирование, а также представительство в судебных и налоговых органах по налоговым и таможенным спорам;
- автоматизация бухгалтерского учета и внедрение информационных технологий;
- оценка стоимости имущества, оценка предприятий как имущественных комплексов, а также предпринимательских рисков;
- разработка и анализ инвестиционных проектов, составление бизнес-планов;
- оказание других услуг, связанных с аудиторской деятельностью;
- проведение научно-исследовательских и экспериментальных работ в области, связанной с аудиторской деятельностью, и распространение их результатов, в том числе на бумажных и электронных носителях;
- обучение в установленном законодательством Российской Федерации порядке специалистов в областях, связанных с аудиторской деятельностью;
- проведение маркетинговых исследований;
Аудиторским организациям и индивидуальным аудиторам запрещается заниматься какой-либо иной предпринимательской деятельностью, кроме проведения аудита и оказания сопутствующих ему услуг. В связи с этим аудиторская деятельность, как и многие другие виды оказания платных услуг, подлежит лицензированию, а специалисты в данной области - аттестации на право осуществления аудиторской деятельности (ст. 16 и ст. 17 Закона об аудите). Кроме того, согласно ст. 13 Закона об аудите при проведении обязательного аудита аудиторская организация обязана страховать риск ответственности за нарушение договора. Закон об аудите устанавливает также специальные требования к независимости аудиторских организаций и индивидуальных аудиторов (ст. 12 Закона об аудите).
В соответствии со ст. 8 Закона об аудите аудиторские организации и индивидуальные аудиторы обязаны хранить тайну об операциях аудируемых лиц и лиц, которым оказывали сопутствующие аудиту услуги (аудиторская тайна). Аудиторские организации и индивидуальные аудиторы обязаны обеспечивать сохранность сведений и документов, получаемых и (или) составляемых ими при осуществлении аудиторской деятельности, и не вправе передавать указанные сведения и документы или их копии третьим лицам либо разглашать их без письменного согласия организаций и (или) индивидуальных предпринимателей, в отношении которых осуществлялся аудит, и оказывались сопутствующие аудиту услуги (за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами).
В случае разглашения сведений, составляющих аудиторскую тайну, аудиторской организацией, индивидуальным аудитором, уполномоченным федеральным органом, а также иными лицами, получившими доступ к сведениям, составляющим аудиторскую тайну, аудируемое лицо или лицо, которому оказывались сопутствующие аудиту услуги, а также аудиторские организации и индивидуальные аудиторы вправе потребовать от виновного лица возмещения причиненных убытков.
Находящиеся в распоряжении аудиторской организации и индивидуального аудитора документы, содержащие сведения об операциях аудируемых лиц и лиц, с которыми заключен договор оказания сопутствующих аудиту услуг, предоставляются исключительно по решению суда уполномоченным данным решением лицам или органам государственной власти Российской Федерации в случаях, предусмотренных законодательными актами РФ об их деятельности.
Аудиторские, а также сопутствующие им услуги оказываются на основании договора об оказании аудиторских услуг. В соответствии со ст. 5 Закона об аудите при проведении аудиторской проверки аудиторские организации и индивидуальные аудиторы вправе самостоятельно определять формы и методы проведения аудита, проверять в полном объеме документацию, связанную с финансово-хозяйственной деятельностью аудируемого лица, а также фактическое наличие любого имущества, учтенного в этой документации, получать у должностных лиц аудируемого лица разъяснения в устной и письменной формах по возникшим в ходе аудиторской проверки вопросам.
В случаях непредставления аудируемым лицом всей необходимой документации либо выявления в ходе аудиторской проверки обстоятельств, оказывающих либо могущих оказать существенное влияние на мнение аудиторской организации или индивидуального аудитора о степени достоверности финансовой (бухгалтерской) отчетности аудируемого лица, аудиторские организации и индивидуальные аудиторы вправе отказаться от проведения аудиторской проверки или от выражения своего мнения о достоверности финансовой (бухгалтерской) отчетности в аудиторском заключении.
Таким образом, на аудиторские организации и индивидуальных аудиторов возлагаются обязанности осуществлять аудиторскую проверку в соответствии с требованиями законодательства, предоставлять аудируемому лицу по его запросу необходимую информацию о требованиях законодательства, касающихся проведения аудиторской проверки, а также о нормативных актах, на которых основываются замечания и выводы аудиторской организации или индивидуального аудитора, в срок, установленный договором оказания аудиторских услуг, передать аудиторское заключение аудируемому лицу либо лицу, заключившему договор оказания аудиторских услуг, обеспечивать сохранность документов, получаемых и составляемых в ходе аудиторской проверки, а также не разглашать их содержание без согласия аудируемого лица либо лица, заключившего договор оказания аудиторских услуг (за исключением случаев, предусмотренных законодательством).
В соответствии со ст. 6 Закона об аудите при проведении аудиторской проверки аудируемое лицо либо лицо, заключившее договор оказания аудиторских услуг, обязано создавать аудиторской организации (индивидуальному аудитору) условия для своевременного и полного проведения аудиторской проверки, осуществлять содействие им в своевременном и полном проведении аудиторской проверки, предоставлять информацию и документацию, необходимую для осуществления аудита, давать по устному или письменному запросу аудиторов или аудиторских организаций разъяснения и подтверждения в устной и письменной формах, а также запрашивать необходимые для проведения аудиторской проверки сведения у третьих лиц и не предпринимать каких бы то ни было действий в целях ограничения круга вопросов, подлежащих выяснению при проведении аудиторской проверки, а также оперативно устранять выявленные аудиторами в ходе аудиторской проверки нарушения правил ведения бухгалтерского учета и составления финансовой (бухгалтерской) отчетности.
Заказчики аудиторских услуг должны своевременно оплачивать услуги аудиторских организаций (индивидуальных аудиторов) в соответствии с договором на проведение аудита, в том числе в случаях, когда выводы аудиторского заключения не согласуются с позицией работников аудируемой организации, а также в случае неполного выполнения аудиторами работы по независящим от них причинам. Так, «...Апелляционный суд установил, что услуги, предусмотренные договором, выполнены истцом надлежащим образом в соответствии с действовавшим на момент оказания услуг законодательством, что подтверждается отчетом аудитора о результатах проверки ООО «СетьПроектУрал» по итогам деятельности за период с 17.06.2003 по 30.09.2006, Аудиторскими заключениями о результатах проверки финансовой отчетности ООО «СетьПроектУрал» по итогам деятельности за 2003, 2004, 2005 годы, за 9 месяцев 2006 года. Доказательств выполнения обязательств по договору в части оплаты услуг ответчиком не представлено. Истцом доказан факт надлежащего выполнения своих обязательств по договору, а также передачи результатов работ ответчику, в связи с чем истец обязан оплатил оказанные услуги в полном объеме. Суд полно и всесторонне исследовал материалы дела, дал им правильную оценку и вынес законное постановление...»
Согласно п. 2 ст. 12 Закона об аудите порядок выплаты и размер денежного вознаграждения аудиторским организациям и индивидуальным аудиторам за проведение аудита (в том числе обязательного) и оказание сопутствующих ему услуг определяются договорами оказания аудиторских услуг и не могут быть поставлены в зависимость от выполнения каких бы то ни было требований аудируемых лиц о содержании выводов, которые могут быть сделаны в результате аудита.
В соответствии со ст. 9 Закона об аудите единые требования к порядку осуществления аудиторской деятельности, оформлению и оценке качества аудита и сопутствующих ему услуг, а также к порядку подготовки аудиторов и оценке их квалификации устанавливаются правилами (стандартами) аудиторской деятельности. Правила (стандарты) аудиторской деятельности подразделяются на федеральные правила (стандарты) аудиторской деятельности, внутренние правила (стандарты) аудиторской деятельности, действующие в профессиональных аудиторских объединениях, а также правила (стандарты) аудиторской деятельности аудиторских организаций и индивидуальных аудиторов.
Федеральные правила (стандарты) аудиторской деятельности утверждаются Правительством РФ и являются обязательными для аудиторских организаций, индивидуальных аудиторов, а также для аудируемых лиц, за исключением положений, в отношении которых указано, что они имеют рекомендательный характер. Внутренние правила (стандарты) аудиторской деятельности и правила (стандарты) аудиторской деятельности аудиторских организаций и индивидуальных аудиторов не могут противоречить федеральным правилам (стандартам) аудиторской деятельности, а также не могут быть ниже требований федеральных правил (стандартов) аудиторской деятельности.
Аудиторские организации и индивидуальные аудиторы в соответствии с требованиями законодательных и иных нормативных правовых актов Российской Федерации и федеральных правил (стандартов) аудиторской деятельности вправе самостоятельно выбирать приемы и методы своей работы, за исключением планирования и документирования аудита, составления рабочей документации аудитора, аудиторского заключения, которые осуществляются в соответствии с федеральными правилами (стандартами) аудиторской деятельности.
Формой выражения мнения аудиторской организации или индивидуального аудитора о достоверности финансовой (бухгалтерской) отчетности аудируемого лица и соответствии порядка ведения его бухгалтерского учета законодательству Российской Федерации является аудиторское заключение. Аудиторское заключение представляет собой официальный документ, предназначенный для пользователей финансовой (бухгалтерской) отчетности аудируемых лиц, составленный в соответствии с федеральными правилами (стандартами) аудиторской деятельности. Форма, содержание и порядок представления аудиторского заключения также определяются федеральными правилами (стандартами) аудиторской деятельности (ст. 10 Закона об аудите).
В соответствии со ст. 11 Закона об аудите составление заведомо ложного аудиторского заключения влечет ответственность индивидуального аудитора или аудиторской организации. В данном случае лицензия на осуществление аудиторской деятельности аннулируется, а лицо, подписавшее такое заключение, лишается квалификационного аттестата аудитора и может быть привлечено к уголовной ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации. Заведомо ложное аудиторское заключение признается таковым только по решению суда.
На наш взгляд, несмотря на наличие специальных нормативных актов, регулирующих особенности аудиторской деятельности в отдельных сферах хозяйственной деятельности (банковской, на рынке ценных бумаг и т.п.), ими, не устанавливается специфика договорных отношений между исполнителями и заказчиками. Однако при заключении и исполнении этого вида услуг стороны должны руководствоваться правилами гл. 39 ГК и Закона об аудите.


3.4 Договор об оказании правовых услуг
Оказание правовых услуг подчинено общим правилам, установленным гл. 39 ГК. По нашему мнению на практике применение норм этой главы, а также договорных условий при оказании правовых услуг вызвало неоднозначное толкование. В связи с этим в информационном письме Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 сентября 1999 г. N 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг» содержатся разъяснения, прежде всего, относительно предмета такого договора. Договор об оказании правовых услуг может считаться заключенным, если в нем перечислены определенные действия, которые обязан совершить исполнитель, либо указана определенная деятельность, которую он обязан осуществить. В последнем случае круг возможных действий исполнителя может быть определен согласно ст. 431 ГК на основании предшествовавших заключению договора переговоров и переписки, практики, установившейся во взаимоотношениях сторон, обычаев делового оборота, последующего поведения сторон и т.д.
Если в договор включаются условия о предоставлении исполнителем заказчику материальных результатов его действий или деятельности (письменные консультации и разъяснения, проекты договоров, заявлений, жалоб и других документов правового характера), то такой договор приобретает смешанный характер и содержит в себе элементы договора подряда и договора возмездного оказания услуг (п. 3 ст. 421 ГК). Поэтому, когда исполнитель по поручению заказчика совершает также сделки и иные юридические действия, договор об оказании правовых услуг содержит еще и элементы поручения.
Что касается вопроса об оплате правовых услуг, то согласно ст. 779 ГК исполнитель приобретает право на оплату услуг только при совершении определенных в договоре действий или деятельности, поэтому отказ заказчика от оплаты фактически оказанных ему услуг недопустим. Вместе с тем если в договоре об оказании правовых услуг размер оплаты ставится в зависимость от решения суда или иного государственного органа, которое будет принято в будущем, то требование исполнителя о выплате такого вознаграждения не подлежит судом удовлетворению. В данном случае размер вознаграждения должен определяться в соответствии с требованиями п. 3 ст. 424 ГК и с учетом фактически совершенных исполнителем действий или деятельности


3.5 Договор об оказании туристско-экскурсионных услуг
Данный вид возмездного оказания услуг урегулирован наряду с общими нормами гл. 39 ГК также нормами Федерального закона от 24 ноября 1996 г. N 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации». Согласно ст. 9 Закона об основах туристской деятельности формирование туристского продукта осуществляется путем предоставления туроператору конкретного заказа туриста или лица, уполномоченного представлять группу туристов, оформляемого в письменной форме в качестве соглашения, имеющего характер предварительного договора.
Дальнейшее продвижение туристского продукта осуществляют туроператор и турагент. Однако если письменная информация о «туристском продукте» содержит все существенные условия договора, предусмотренные ГК, а также рассматриваемым Законом, и оформлена как предложение, из которого усматривается воля туроператора или турагента заключить договор на указанных в предложении условиях с любым, кто отзовется, такое предложение признается офертой (публичная оферта). В соответствии со ст. 10 Закона об основах туристской деятельности реализация туристского продукта осуществляется на основании договора. Договор заключается в письменной форме и должен соответствовать законодательству в области защиты прав потребителей.
Конкретные условия путешествия и розничная цена «туристского продукта» указываются в туристской путевке, выдаваемой туристу туроператором или турагентом. Туристская путевка является письменным акцептом оферты туроператора или турагента на продажу «туристского продукта» и неотъемлемой частью договора, а также документом первичного учета туроператора или турагента. Вместе с тем согласно ст. 1 этого же Закона туристская путевка является документом, подтверждающим факт передачи «туристского продукта».
Поэтому, по тексту данного Закона «туристский продукт» реализуется туристу по договору розничной купли-продажи на основе письменного заказа туриста (или лица, уполномоченного представлять группу туристов) туроператору, оформляемого в качестве предварительного договора. Такой договор должен заключаться в письменной форме и содержать все существенные условия, перечисленные в ст. 10 Закона об основах туристской деятельности. В связи с этим, турист должен иметь еще и туристский ваучер, представляющий собой документ, устанавливающий право туриста на услуги, входящие в состав тура, и одновременно подтверждающий факт их оказания.
Данные положения находятся в вопиющем противоречии с положениями как общих норм гражданского права об обязательствах и договорах, так и гл. 39 ГК. По нашему мнению названные правила Закона об основах туристской деятельности, призванные регулировать договорные отношения об оказании туристско-экскурсионных услуг, не подлежат применению (п. 2 ст. 3 ГК).
В литературе отмечалось не только противоречие этого законодательного регулирования основополагающим нормам ГК, но и необходимость применения здесь модели возложения должником исполнения своих обязательств на третье лицо (ст. 313 ГК). В соответствии с ней исполнитель (туроператор), возлагая оказание туристских услуг на иных лиц, остается ответственным за них перед заказчиком (туристом)

3.6 Договор об оказании услуг общественного питания
В соответствии с Правилами оказания услуг общественного питания, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 15 августа 1997 г. N 1036,услуги общественного питания оказываются в ресторанах, кафе, барах, столовых, закусочных и других местах общественного питания, типы которых (а для ресторанов и баров также их классы - люкс, высший, первый) определяются исполнителем в соответствии с государственным стандартом.
Исполнителю при оказании услуг общественного питания предоставляется право самостоятельно устанавливать в местах оказания услуг правила поведения для потребителей, не противоречащие законодательству Российской Федерации, в том числе: ограничение курения, запрещение нахождения в верхней одежде и другие, а также определять перечень оказываемых услуг в сфере общественного питания. Вместе с тем он должен иметь ассортиментный перечень производимой им продукции общественного питания, соответствующий обязательным требованиям нормативных документов.
Согласно ст. 4 и ст. 7 Закона о защите прав потребителей, а также ст. 12, 15 - 20 Федерального закона от 2 января 2000 г. N 29-ФЗ «О качестве и безопасности пищевых продуктов»,исполнитель обязан соблюдать установленные законодательством обязательные требования к качеству и безопасности пищевых продуктов, а также оказываемых услуг для жизни и здоровья людей. Поэтому на него возлагаются обязанности по предоставлению потребителю полной и достоверной информации о самом исполнителе, режиме его работы, а также предоставляемых им услугах.
По нашему мнению с услугами общественного питания в рассматриваемой сфере самое широкое распространение имеет изготовление и продажа полуфабрикатов продуктов питания, а также готовых блюд. В этих случаях к отношениям, возникающим между исполнителем и заказчиком, применяются правила продажи отдельных видов продовольственных и непродовольственных товаров.
Анализ п. 16 Правил оказания услуг общественного питания дает основания считать, что этот вид договора возмездного оказания услуг относится к категории публичного договора. Однако, исполнитель при оказании услуг общественного питания обязан оказать услугу любому потребителю, обратившемуся к нему с намерением заказать услугу, на условиях, согласованных сторонами, а условия оказания услуги, в том числе ее цена, устанавливаются одинаковыми для всех потребителей (за исключением случаев, когда федеральным законом и иными правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей). Следовательно, при нарушении требований, установленных законодательством, исполнитель будет нести неблагоприятные последствия, указанные в п. 3 и п. 5 ст. 426 ГК РФ.
При предварительном заказе услуг общественного питания формой договора может выступать заказ, квитанция и т.д., содержащие необходимые сведения. В связи с этим, допускается оформление заказа посредством телефонной, электронной или иной связи. Если предварительный заказ не оформлялся, следовательно, что договор об оказании услуг общественного питания заключается в устной форме по правилам п. 2 ст. 159 ГК РФ.
Сроки оказания потребителю услуг общественного питания определяются сторонами в договоре.
Качество оказываемых потребителю услуг общественного питания, учитывая необходимость соблюдения специальных правил, касающихся безопасности жизни и здоровья потребителей, должно соответствовать, прежде всего, обязательным требованиям нормативных документов, а также условиям заказа. В связи с этим исполнитель должен проводить контроль качества и безопасности оказываемых услуг, а к изготовлению и обороту пищевых продуктов, а также оказанию услуг в сфере общественного питания допускаются только работники, прошедшие обязательные, предварительные (при поступлении на работу) и периодические медицинские осмотры, а также гигиеническое обучение в соответствии с законодательством (ст. 23 Закона о качестве и безопасности пищевых продуктов).
Потребитель должен оплатить оказываемые ему услуги общественного питания в сроки и в порядке, которые согласованы с исполнителем. При этом исполнитель может предлагать потребителю предварительную оплату услуг, оплату после отбора блюд или после приема пищи либо другие формы оплаты, а также наличный или безналичный порядок расчета за оказываемые услуги в зависимости от метода обслуживания, типа, специализации исполнителя и других условий. При расчетах за оказываемые услуги исполнитель обязан выдать потребителю документ, подтверждающий их оплату (кассовый чек, счет и т.д.).
В случаях нарушения исполнителем сроков выполнения предварительного заказа об оказании услуг общественного питания, а также обнаружения недостатков оказываемой услуги потребитель вправе по своему выбору:
- либо назначить исполнителю новый срок, в течение которого он должен приступить к оказанию услуги или соответственно завершить ее оказание, а также требовать уменьшения цены за оказываемую услугу;
- либо потребовать уменьшения цены за оказываемую услугу;
- либо потребовать безвозмездного устранения недостатков в разумный срок, назначенный потребителем, или изготовления аналогичной продукции общественного питания надлежащего качества;
- либо отказаться от оказания услуги.
В связи с этим в случае отказа от оказания услуги потребитель вправе требовать возмещения причиненных ему убытков в полном объеме, включая возмещение морального вреда.


3.7 Договор об оказании гостиничных услуг
Согласно Правилам предоставления гостиничных услуг в Российской Федерации, утвержденными постановлением Правительства РФ от 25 апреля 1997 г. № 490, гостиничные услуги оказываются потребителям в гостиницах, под которыми понимается имущественный комплекс (здание, часть здания, оборудование и иное имущество), предназначенный для предоставления услуг по временному проживанию (п. 2 и 4 Правил предоставления гостиничных услуг).
Договор о предоставлении гостиничных услуг заключается при предъявлении потребителем документа, оформленного в установленном порядке и подтверждающего личность потребителя. Исполнитель обязан обеспечить круглосуточное оформление потребителей, приезжающих в гостиницу и уезжающих из нее. При оформлении проживания в гостинице исполнитель выдает квитанцию (талон) или иной документ, подтверждающий заключение договора об оказании услуг. Поэтому, договор об оказании гостиничных услуг должен заключаться в письменной форме.
По общему правилу договор о предоставлении гостиничных услуг является публичным. В соответствии с п. 7 Правил предоставления гостиничных услуг исполнитель — коммерческая организация — обязана заключить с потребителем договор о предоставлении услуг, за исключением случаев, когда отсутствует возможность предоставления услуг. Однако учредительными документами исполнителя или гражданско-правовым договором, заключенным с ним, может быть предусмотрена обязанность исполнителя в определенном порядке предоставлять услуги соответствующей категории лиц. Поэтому, если учредительными документами исполнителя или гражданско-правовым договором, заключенным с ним, установлена его обязанность предоставлять услуги только определенной категории лиц, такой договор не может быть признан публичным.
Качество предоставляемых потребителю гостиничных услуг должно соответствовать общим требованиям, установленным ГК РФ (ст. 721 и 783) и Правилами предоставления гостиничных услуг (п. 14). Кроме того, материально-техническое обеспечение гостиницы, перечень и качество предоставляемых услуг должны соответствовать требованиям присвоенной ей категории.
При исполнении гостиничных услуг исполнитель определяет порядок проживания в гостинице, а потребитель обязан соблюдать установленный исполнителем порядок проживания и правила противопожарной безопасности.
Исполнитель обязан предоставить потребителю без дополнительной оплаты ряд услуг, в том числе:
• вызов скорой помощи;
• пользование медицинской аптечкой;
• доставку в номер корреспонденции по ее получении;
• побудку к определенному времени;
• предоставление кипятка, иголок, ниток, одного комплекта посуды и столовых приборов.
При обнаружении недостатков оказанной гостиничной услуги потребитель вправе по своему выбору потребовать:
• либо безвозмездного устранения недостатков;
• либо соответствующего уменьшения цены за оказанную услугу.
Исполнитель обязан устранить недостатки оказанной услуги в течение часа с момента предъявления потребителем такого требования. Требование потребителя об уменьшении цены оказанной услуги подлежит удовлетворению в течение 10 дней со дня его предъявления.
Потребитель вправе расторгнуть договор о предоставлении гостиничных услуг и потребовать возмещения убытков в полном объеме, если исполнитель в установленный срок не устранил недостатки или если потребителем обнаружены существенные недостатки в оказанной услуге или иные существенные отступления от условий договора. Кроме того, потребитель вправе потребовать также полного возмещения убытков, причиненных ему в связи с недостатком оказанной услуги.
За нарушение сроков удовлетворения отдельных требований потребителя исполнитель уплачивает потребителю за каждый час (день, если срок определен в днях) просрочки неустойку в размере 3 процентов суточной цены номера (места в номере) или цены отдельной услуги, если ее можно определить. За нарушение сроков начала оказания услуг по договору на бронирование мест в гостинице исполнитель уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку в размере 3 процентов суточной цены забронированных мест.
Ответственность исполнителя за нарушение сроков начала или окончания оказания услуги, а также за недостатки в оказанной услуге является безвиновной. Исполнитель освобождается от ответственности, если докажет, что нарушение сроков оказания услуги произошло или недостатки возникли вследствие непреодолимой силы или по вине потребителя.
Необходимо отметить, что потребитель вправе в любое время отказаться от заказанной им гостиничной услуги или услуги общественного питания при условии оплаты исполнителю фактически понесенных расходов.
При оказании гостиничных услуг цена номера или места в номере, перечень услуг, которые входят в цену номера или места в номере, а также порядок и форма их оплаты устанавливаются исполнителем. При этом исполнителем может использоваться посуточная или почасовая оплата проживания.
Потребитель, должен возместить ущерб в случае утраты либо повреждения имущества исполнителя, а также несет ответственность за иные нарушения договорных обязательств. Поскольку законодательством не установлено иное, потребитель обязан возмещать причиненные исполнителю убытки в полном объеме (ст. 15 и 393 ГК РФ).


ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Таким образом, по результатам проведенного исследования можно сделать определенные выводы.
По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услугу (услуги) и в определяемых соглашением сторон случаях - предоставить ее нематериальный результат, а заказчик обязуется оплатить услугу.
Договор является консенсуальным, возмездным, двусторонне обязывающим.
Основываясь на положениях ГК РФ и ином законодательстве, регламентирующем возмездное оказание услуг, можно по указанному основанию выделить следующие их основные виды: услуги связи и информации, медицинские услуги и услуги социального характера, ветеринарные услуги, аудиторские услуги, правовые услуги, туристско-экскурсионные услуги, услуги по обучению, услуги в содействии занятости населения, услуги общественного питания, гостиничные услуги, коммунальные услуги, гигиенические услуги, ритуальные услуги, спортивно-оздоровительные и санаторно-курортные услуги, культурно-зрелищные услуги.
Системные признаки, лежащие в основе выделения того или иного типа (вида) договора, необходимо отличать от особенностей правового регулирования договорных отношений. Системный признак предопределяет правовое регулирование, в то время как элементы правового регулирования (права и обязанности сторон, субъектный состав, предмет, форма и порядок заключения и расторжения договора, имущественная ответственность и т.д.) сами предопределяются системным признаком.
Система гражданских договоров строится по нескольким связанным между собой признакам, иерархичная значимость которых определяется степенью их влияния на элементы правового механизма, значимостью правовых элементов, на которые влияет тот или иной системный признак. Правильная соподчиненность системных признаков позволяет выработать адекватное правовое регулирование, при котором нормы, обусловленные второстепенным признаком, уточняют регламентацию, отражающую главный признак.
Смысл выделения договоров возмездного оказания услуг состоит, в частности, в ограничении пределов действия норм о подряде. До принятия ГК РФ это можно было сделать только одним путем: создать самостоятельные типы договоров, конкурирующие с подрядом. Так, появились договоры, перечисленные в п. 2 ст. 779 ГК РФ: выполнения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, перевозки, транспортной экспедиции, банковского вклада, банковского счета, расчетов, хранения, поручения, комиссии, доверительного управления имуществом. Для каждого из этих договоров создан свой режим, отличный и от подряда и от возмездного оказания услуг.
Отношения по возмездному оказанию услуг, составляют самостоятельные типы договоров, регулируются наряду с нормами самой главы 39 ГК РФ также статьями, включенными в параграфы «Общие положения о подряде» и «Бытовой подряд» главы «Подряд». Указанные статьи о подряде применяются субсидиарно, то есть лишь при отсутствии прямого урегулирования в главе 37 ГК РФ и изданных в ее развитие специальных нормах.
В тех случаях, когда предмет договора объемлет и достижение нематериального результата, а последний не достигнут исполнителем, осуществляющим предпринимательскую деятельность, правовой режим оплаты по договору предполагает возможность отказаться от оплаты по договору полностью или частично в порядке, определяемом договором.
К признакам, объективно присущим данному договору, следует отнести:
1. Объект договора - услуга.
Объектом договора не являются социальные услуги.
2. Предмет договора - отношение между заказчиком и исполнителем по поводу оказания услуги (услуг) и в определенных случаях - достижения ее нематериального результата на возмездных началах.
3. Презумпция личного исполнения договора возмездного оказания услуг со стороны исполнителя.
4. Условия о сроке (в многозначном гражданско-правовом понимании) и возмездности как условия, имманентно присущие рассматриваемым договорам. (Возмездность - это один из отграничительных признаков услуги как объекта гражданских прав от социальной услуги).
Предпосылкой заключения договоров возмездного оказания услуг является предоставление профессиональным исполнителем перечня нормативно установленных показателей информации, характеризующих личность исполнителя, потребительские свойства услуги, стоимостные параметры сделки. Понимая сложность проблемы доведения всех предложений до уровня законодателя, можно сформулировать предложения следующим образом:
Глава 39 «Возмездное оказание услуг»
1. Внести следующие дополнения в ст.779 ГК РФ:
а) п. 1 изложить в редакции: «По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услугу (услуги), и в определяемых соглашением сторон случаях - предоставить ее нематериальный результат, а заказчик обязуется оплатить услугу (услуги)»; б) п.2 изложить в редакции: «В договоре возмездного оказания услуг исполнитель, осуществляющий предпринимательскую деятельность, может взять на себя обязательство по достижению нематериального результата услуги с возложением бремени риска его недостижения; оплата услуг в этом случае производится по правилам, предусмотренным п.4 ст.781 ГК РФ»; п.2 ст.779 считать п. 3 и изложить в редакции: «Специфика предмета договоров возмездного оказания отдельных видов услуг (бытовых услуг, инжиниринга, маркетинговых, информационных, аудиторских и др.) может быть учтена в нормах, посвященных упомянутым договорам»
2. Дополнить ст.780 абз.2 следующего содержания: «Договором возмездного оказания услуг может быть персонифицирована личность исполнителя, непосредственно оказывающего услугу, изменение этого условия в последующем возможно с согласия заказчика или по обстоятельствам невозможности исполнения обязательства этим лицом».
3. Статью 781 «Оплата услуг» переименовать: «Цена и порядок оплаты услуг»
а) п.1. изложить в редакции: «Цена договора возмездного оказания услуг определяется соглашением сторон, а в предусмотренных законом случаях применяются цены, установленные или регулируемые уполномоченными на то государственными органами.
В случаях, предусмотренных законом, договоры оказания услуг могут заключаться на безвозмездных началах»; п.1 ст.781 считать п.2 этой статьи; п.2 ст.781 исключить; п.3 ст.781 дополнить абз.2 следующего содержания: «Правило п.3 ст.781 не распространяется на договоры возмездного оказания услуг при осуществлении исполнителем предпринимательской деятельности».
б) дополнить ст.781 п.4 следующего содержания: «При недостижении нематериального результата услуги в том случае, когда исполнитель, осуществляющий предпринимательскую деятельность, берет на себя такое обязательство (п.2 ст.779), заказчик может отказаться от оплаты услуг по договору полностью или частично в порядке, определяемом договором».
4. Дополнить гл.39 статьей «Срок оказания услуги» следующего содержания: п.1 «Срок (сроки) оказания услуги определяются соглашением сторон, если законом, иными правовыми актами не определены нормативные сроки»; п.2: «Если договором, законом, иным правовым актом предусмотрено оказание услуги к строго определенному сроку, то исполнитель вправе исполнять такой договор до наступления или после истечения определенного в нем срока только с согласия заказчика»; п.3: «Если договором, законом, иным правовым актом срок оказания услуги определяется часами, минутами, то обязательство считается исполненным своевременно с учетом установленных временных периодов (час, минута)».
5. Дополнить гл.39 статьей «Качество услуги» следующего содержания:
а) п.1: «Качество оказанной услуги должно соответствовать условиям договора возмездного оказания услуг.
При отсутствии в договоре возмездного оказания услуг условий о качестве услуги исполнитель обязан оказать услугу, соответствующую требованиям, обычно предъявляемым к услугам соответствующего вида, если настоящим кодексом, законом, иным правовым актом или по заявлению одной из сторон условие о качестве для определенного вида услуг не является существенным».
б) п.2: «Если законом, иными правовыми актами предусмотрены обязательные требования к услуге, исполнитель, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязан оказать услугу, соблюдая эти обязательные требования».
в) п.3: «Если исполнитель был поставлен заказчиком в известность о конкретных целях оказания услуги, исполнитель обязан оказать услугу, соответствующую этим целям».
6. Изложить п.1 ст.782 в редакции: «Заказчик в любое время вправе отказаться от исполнения договора при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, а если заказчик осуществляет предпринимательскую деятельность, то при условии полного возмещения исполнителю убытков, если иное не предусмотрено соглашением сторон».
Дополнить п.2 ст. 782 абзацем 2 следующего содержания: «Односторонний отказ от исполнения публичного договора возмездного оказания услуг, не обусловленный невозможностью его исполнения, не допускается»


БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
Нормативно-правовые акты

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: Федеральный закон № 51-ФЗ, принят 30.11.1994 г.
2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) [Текст]: Федеральный закон № 14-ФЗ, принят 26.01.1996 г..
3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) [Текст]: Федеральный закон № 146-ФЗ, принят 26.11.2001 г.
4. Федеральный закон от 01 января 2000 N 29-ФЗ «О качестве и безопасности пищевых продуктов»
5. Федеральный закон от 07 февраля.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей».
6. Федеральный закон от 24 ноября 1996 г. N 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации».
7. Федеральный закон от 17 июля 1999 г. N 176-ФЗ «О почтовой связи».
8. Федеральный закон от 16 февраля 1995 г. N 15-ФЗ «О связи» (с изменениями от 6 января, 17 июля 1999 г.).
9. Постановление Правительства РФ от 6 мая 1994 г. № 482 «Об утверждении нормативных документов по регулированию аудиторской деятельности в Российской Федерации».
10. Постановление Правительства РФ от 24 июня 1996 г. № 739 «О предоставлении бесплатного социального обслуживания и платных услуг государственными социальными службами»//СЗ РФ. 1996. №27. Ст. 3274.
11.  Постановление Правительства РФ от 15 августа 1997 г. N 1036 «Об утверждении Правил оказания услуг общественного питания».
12.  Постановление Правительства РФ от 13 января 1996 г. N 27 «Об утверждении Правил предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями».
13.  Правила оказания платных ветеринарных услуг (утв. постановлением Правительства РФ от 6 августа 1998 г. N 898).
14.  Правила оказания услуг почтовой связи, утвержденные постановлением Правительства РФ от 26 сентября 1997 г. № 1239//СЗ РФ. 1997. № 40. Ст. 4602.
15.  Правила оказания услуг проводного вещания, утвержденные постановлением Правительства РФ от 26 сентября 1997 г. № 1238.
16.  Положение о лицензировании ветеринарной деятельности в Российской Федерации, утвержденное постановлением Правительства РФ от 3 апреля 1996 г. N 393.
17. Временный порядок сертификации услуг общественного питания, утвержденный постановлением Госстандарта России, Роскомторга, Госсанэпиднадзора России от 18 января 1995 г. № 4/3/3.
18. Вестник ВАС РФ. 1999. N 11.
19. Приказ МВД РФ от 22 августа 1992 г. N 292 «Об организации исполнения органами внутренних дел Закона Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» (с изменениями от 14 ноября 1994 г.).
20. Решение районного суда г. Красноярска от 02.08.2009 N КГ-А30/11900-09 по делу N А40-31527/09-23-19
21. Российская газета. – 1994. – № 230. – С. 38.
22. Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 сентября 1999 г. N 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг».
Научная и учебная литература
23. Алексеева С.С. Гражданское право. Издание-2: Учебник., М.: Проспект, 2009.
24. Брагинский М. И., Витрянский В.В. Указ. соч. 2006.
25. Брагинский М.И. Договор хранения. [Текст] – М., Статут. 2002. – С. 53.
26. Гримм Д.Д.Лекции по догме римского права. СПб., 1907. Второй выпуск, С. 74; Г. Пандекты. Том 3. Обязательственное право. М., 1904. С. 371.
27. Гуляев А. М. Наем услуг. Юрьев, 1893. С. 149.
28. Иоффе О.С. Обязательственное право. [Текст] – М., Статут. 2005.
29. Кабалкин А. Ю. Договор возмездного оказания услуг // Российская юстиция. 1998. № 3.
30. Красавчиков О.А. Указ. соч. – 2005.
31. Овчинников Н.И. Указ. соч. – 2007.
32. Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России М., Юристь. 2001.
33. Певницкий С.Г. Договор купли-продажи недвижимого имущества [Текст] // Нотариус. – 2007. – № 4.
34. Садиков О. Н. Дифференциация и унификация гражданского законодательства // Советское государство и право. – 1969. – № 12. – С. 41.
35. Сергеев А.П. Толстой Ю. К. Гражданское право. Учебник. Издание третье переработанное и дополненное Том 2 .,М.:2001. С. 541-550.
36.  Ситдикова, Л.Б. Правовое регулирование отношений по возмездному оказанию услуг. – Набережные Челны: Изд-во «КамПИ», 2003.
37. Суханов Е.А. Гражданское право: В 4 т. Том 4: Обязательственное право: Учебник. 3-е издание, переработанное и дополненное, М.:2007.
38. Постановление ФАС Московского округа от 08.02.2010 N КГ-А40/15000-09 по делу N А40-37227/09-21.
39. Постановление ФАС Поволжского округа от 13.04.2008 г. № А55-21343/08 // Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 10. – С. 54.
40. Постановление ФАС Поволжского округа от 16.03.2008 г. № А55-235210/08 // Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 9. – С. 32.
41. Постановление ФАС Поволжского округа от 22.01.2008 г. № А55-11256/08 // Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 7. – С. 48.
42. Постановление ФАС Поволжского округа от 23.11.2007 г. № А55-123035/07 // Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 4. – С. 43.
Справочная правовая система
43. Гарант-Максимум.

Скачать бесплатно » Курсовые работы, рефераты » Гражданское право РФ » Договоры возмездного оказания услуг: система понятие предмет (Дипломная работа (2011))
Страница 1 из 11
Поиск: